Изменить размер шрифта


Новая темаОтветить Страница 1 из 4   [ Сообщений: 50 ]
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ЭТО ИНТЕРЕСНО! о разном: творчество форумчан и из интернета
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 8:52 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
В этой теме будем собирать интересные рассказки на разные кинологические темы, не только о волчьих собаках.

У меня накопилось довольно объемная "библиотека" из таких, скопированных из различных форумов, рассказов и очерков, многие их которых достойны были быть изданными. Увы, сайты и форумы не вечны, а с ними исчезают и отличные произведения.
Попробуем продлить их жизнь, публикуя здесь!

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 8:56 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Елена Орочко, г. Москва
КРАСИВЫЙ


Все нижеописанное происходило в Школе собак-поводырей для слепых, находящейся в то время в расцвете своей деятельности. Мои коллеги и я работали там дрессировщиками и проработали уже по столько лет, что самим страшно. И наряду с профессиональным опытом приобрели независимость суждений, частенько облекаемую в форму черного юмора, пригодного исключительно к внутреннему употреблению. Не в смысле «съесть», а в смысле «трудно понять». Независимость суждений - штука коварная, поэтому мы больше не работаем в Школе. Там теперь работают другие, не обремененные ни независимостью, ни суждениями. (Пример юмора в нашем понимании).
Было это относительно недавно, как раз, когда на смену немецким овчаркам ГДРовского типа и всевозможным полукровкам с их участием пришли собаки ФРГ. Если я сейчас дам оценку этому явлению, независимо от того, какую, то обреку себя на пожизненные препирательства со сторонниками противоположного мнения, причем по форме и степени агрессивности нападки на меня явно превысят степень «вины». «Тому в истории мы тьму примеров слышим…». Мне по человечески, просто как любителю собак, нравятся «ГДР». Ну, все!!! Слово - не воробей. Да, нравятся! Вернее, нравились. Потому что, где они теперь? А мне импонировали массивные широколобые и широкотелые псы, заряженные неуемной и даже, признаю, местами неуместной энергией, готовые к работе всегда и везде, не ведающие, что есть продукты, не предназначенные для усвоения в их пищеварительном тракте. Они подкупали своим полным пренебрежением к мелким житейским неприятностями, стремлением все делать от души, на всю катушку. Порой это причиняло и неудобства, не спорю. Ну, так ведь было за что страдать. За один взгляд живых умных, слегка хитроватых глаз можно простить все. Повторюсь, это мое личное, в данном случае как бы дилетантское мнение. Теперь таких собак практически не найдешь... Те же, которых я встречаю каждый день, оставляют меня в лучшем случае совершенно равнодушной, чаще оставляя чувство досады. Пожалуй, я их все-таки не люблю. Хотя, вообще-то, как дрессировщику, мне до лампочки, как они выглядят. Обеспечивает их строение возможность рабочего использования – и отлично. Вот-вот!!!
Нужно сказать, что в Школе с начала ее существования (более 40 лет) использовали в основном немецких овчарок. Каких? А всяких, главным образом тех, что были наиболее распространены в тот период. То есть сначала, понятно, восточников. Ими Школу сполна обеспечивала система клубов служебного собаководства ДОСААФ. Как я отношусь к восточникам, я не скажу, потому что я их тоже не люблю. Причем почти за то же, за что ФРГшников. Кстати, вот забавно. Восточники-то остались почти в первозданном виде. Даже лучше стали. И если раньше почитатели восточников спорили и враждовали с любителями «ГДР», чуть позже – любители «ГДР» с поклонниками «ФРГ». А теперь промежуточное звено пропало, и они спорят между собой. Интересно, о чем бы это?
Но, если говорить серьезно, восточники они или кто, но в течение нескольких десятилетий именно их использовали для дрессировки, и сотни и сотни этих собак успешно справлялись с непростой работой поводырей слепых. И никакое мое ехидство этого обстоятельства не изменит. Многочисленные отзывы слепых – единственная в данном случае объективная оценка. Конечно, существовал отбор, да и среди признанных пригодными для работы со слепыми не все собаки были так хороши, как хотелось. И все же. И вот к проверенным временем восточникам стали примешиваться подозрительные особи, оскорблявшие своей рыжестью белоснежный непорочный подпал восточников. Причем именно примешиваться, поскольку сначала к нам попадали полукровки, и только спустя некоторое время стали попадаться «чистые ГДР». Внешняя простоватость и нетипичность пришельцев удачно сочеталась с неприхотливостью, живым умом и прекрасной дрессируемостью. Естественно не все 100%. Так просто не бывает. Кроме того, к живому уму частенько прилагался чрезмерно живенький темперамент и агрессивность, что, увы, делало их для нашей работы непригодными. Зато это обстоятельство оказалось на руку питомникам МВД, которым такие экземпляры пришлись весьма по душе. Тоже, между прочим, не за красивые глазки. Получилось, что в течение многих последующих лет основная масса собак-поводырей, подготовленных в школе, состояла именно из ГДРовцев и полукровок, вытеснив практически совершенно чистокровных ВЕО. Для дрессировщика собака либо пригодна для работы, либо нет. Ее происхождение в данном случае никого не интересует, и к такому результату приводил отбор исключительно по рабочим качествам. Люблю я восточников или нет, тоже в подобной ситуации абсолютно не важно. Если собака хорошая, будь она хоть сто раз восточником, она хорошая, и буду я ее дрессировать и радоваться. Между прочим, это не мое индивидуальное мнение. То есть мнение-то, конечно, мое индивидуальное, да только подозрительно точно совпадает с мнениями моих коллег-дрессировщиков Школы. Которые, как и я, ни экспертами, ни разведенцами не являются и руководствуются исключительно здравым смыслом, помноженным на профессиональный опыт. Профессиональная оценка собаки «рабочая – нерабочая» – отдельно, личные пристрастия и симпатии к той или иной породе или ее части - отдельно. Такая вот двуличность. Нет, лучше многогранность!
И вот, только мы вошли во вкус, как с овчарками опять какие-то метаморфозы. К полюбившейся рыжести стала добавляться подозрительная горбатость (чувствуете, что не эксперт я?). Ножки, конечно, обрели вожделенные углы, но зато стали заплетаться. А поводыря, между прочим, почти как волка, ноги кормят. И, если горбик хорошо вписался в дугу поводырской шлейки, то ставший плоским и тщедушным организм норовит из шлейки выпасть. Все бы это ничего, но череп, утратив необъятные размеры и радующую глаз ширину, видимо, лишился и частички своего содержимого. Причем, по неприятной случайности, самой важной частички, ответственной за эту самую живость ума. Соображать живность стала плоховато, и, самое главное, утратила к этому процессу былой интерес. Добавив, невесть откуда появившиеся проблемы с кормлением, получаем неприятную картину под общим названием «не гожусь я в поводыри». Безусловно, это не относится ко всем овчаркам, нам, как и раньше удавалось раздобыть подходящих, только на это уходило куда больше времени и сил. Конечно, происходящие изменения не оставили нас равнодушными. Будучи не в состоянии противостоять им, мы нашли отдушину в оттачивании своего остроумия на несчастных созданиях. Такое типично российское решение проблемы. Так плохо, что даже хорошо. Чем хуже оказывался очередной экземпляр, тем язвительнее были наши шутки. Поэтому Красивый стал для нас просто подарком судьбы.
Подходящих для нашей деятельности собак найти очень нелегко. Их вообще мало. Так было и будет. Слишком жесткие и специфические требования предъявляются к будущему поводырю. Собака может быть замечательной, но не для нас. Все мы, так или иначе, участвовали в поиске пригодных собак, но одна из нас - Алла - занималась этим постоянно. Поднаторев в предварительных переговорах с желающими отдать нам своих собак владельцами, она могла уже на основании телефонного разговора довольно точно прогнозировать результат последующего осмотра собаки. Виртуозно расспрашивая владельца, она умудрялась вовремя уловить различные подвохи и фальсификации, часто совсем неумышленные, избавляя нас от напрасных поездок. Тот, кто не имел с этим дела, даже представить не сумеет, насколько искаженную информацию можно получить от хозяина о его собаке. И сколького он о ней вообще не знает. И вот, переговорив с очередным владельцем, Алла едет посмотреть собаку и по возможности ее проверить. Мы всегда с интересом ждали ее возвращения и рассказа о результатах. Собаки-то нужны. На сей раз, Алла прибыла с вестью, что собака по первому впечатлению и предварительной проверке подходит. Имеет смысл ее взять и тщательно проверить уже в Школе. На вопрос «что за собака-то?» Алла ответила, привычно покривившись: «Да ФРГшник!» И вдруг добавила, как бы удивляясь собственным словам: «А вы знаете, он даже красивый!»
До конца рабочего дня и после, по пути домой, мы популярно и очень старательно объясняли Алле, почему не бывает красивых ФРГшников. Объясняющие логикой не блистали, зато отличались завидным красноречием. Алла беззлобно огрызалась, понимая, что жизни ей отныне не будет. На другой день она отправилась за собакой, а мы, занявшись повседневной работой, пребывали в нетерпеливом ожидании. Наконец появилась машина, встречать которую высыпал весь тренерский коллектив. Из машины появилась обескураженная таким повышенным вниманием к своей персоне Алла, а вслед за ней выпал Бим. То есть он полагал, что выпрыгивает, но его нелепые движения производили впечатление неудачного приземления. «Вот, - произнесла Алла неестественно бодрым голосом, - видите - красивый!» Отныне слово «красивый» становится кличкой.
В этот момент Красивый неэстетично встряхнулся, желая, видимо, поправить взлохмаченные в поездке перья, покачнулся на запутавшихся ногах, развесил уши и уставился на нас со страдальческим выражением на морде. Коллектив разразился истерическим смехом, в котором утонули робкие попытки Аллы реабилитировать беднягу.
Нужно описать Красивого, а это не так просто, потому что он и вправду был красивым. Дело в том, что, невзирая на свой несуразный вид, Красивый выглядел необыкновенно эффектно. Что делало его таким, сразу не сообразишь. Возможно, яркий сочный окрас, толстые лапы и густая шерсть. Более того, впоследствии, поставленный в стойку, он превращался прямо-таки в иллюстрацию к стандарту. Но лишь только конструкция эта приходила в движение, приятное впечатление испарялось. Вид шкандыбающей собаки, в заплетающихся задних ногах которой то и дело запутывается невероятно длинный хвост, навевал тоску. Кроме того, с его лица не при каких обстоятельствах не сходило унылое и по-щенячьи глуповатое выражение. Красивый дожил в Школе до более чем двухлетнего возраста, но физиономия его так и не приобрела свойственных взрослому кобелю форм. Короче говоря, Красивый собрал в себе все свойственные ФРГшникам признаки, которые так раздражали моих коллег, причем в каком-то жутко утрированном виде. Безусловно, наша повышенная ядовитость объяснялась нелюбовью к такому типу собак, и, чувствуя себя уязвленными утратой милых сердцу ГДРовцев, со справедливостью мы были чуточку не в ладах. Но, только чуточку!
Коллеги упражнялись в остроумии, а мне собака досталась в дрессировку. Нельзя сказать, что он был плох. Обыкновенная средних возможностей собака. Впоследствии он благополучно был передан слепому, весьма довольному его работой. Но во время дрессировки с Красивым то и дело происходили забавные недоразумения, к которым я была не готова.
Как я уже говорила, хвост у Красивого был необыкновенно длинный. Когда собака стояла в естественной позе, хвост касался земли, стоило Красивому немного больше обычного согнуть задние ноги или просто подальше отставить их назад, изрядный кусок хвоста оказывался лежащим на земле. Ночевали собаки во внутренней закрытой части вольеров и утром всегда с нетерпением ждали прогулки. Внутреннее помещение представляло собой длиннющий коридор с окнами наверху, по одну сторону которого располагались двери вольеров. Красивый обитал в одном из самых дальних от входа вольеров. Однажды утром я пришла к нему, чтобы вывести погулять и, вопреки правилам, поленилась взять на поводок. Обрадовавшись неожиданно обретенной свободе, Красивый выскочил из вольера, намереваясь ринуться по коридору к двери на улицу. Второпях он неловко развернулся в проходе, осев при этом назад. Хвост оказался на добрую четверть длины на полу, и Красивый немедленно наступил на него задней ногой. Бежать, когда хвост прочно припечатан к полу, невозможно, и Красивый, дернувшись, замер в недоумении - такого с ним еще не случалось. Заподозрив меня в каких-то кознях, Красивый оглянулся, убедился, что я совершенно не при чем, и сделал очередную попытку сдвинуться с места. На свою беду, он снова попытался оттолкнуться ногой, стоящей на хвосте, с тем же результатом. Другая, более энергичная собака давно уже сделала бы массу случайных движений и освободилась, но Красивому это не было свойственно. Он снова замер, с тоской глядя на светящийся далеко впереди выход. Выждав секунду-другую, он, наконец, пошел с другой ноги, злополучный хвост выскользнул из-под лапы, и Красивый метнулся к двери, уверенный, что если не уберется немедленно, неизвестный злодей снова схватит его за хвост. Пару раз споткнувшись по пути, он с небывалым проворством выскочил на улицу.
На моих глазах такое с ним произошло лишь однажды. Зато во время работы на маршрутах он то и дело спотыкался, его заносило куда-то в сторону. Специальные движения шлейкой, призванные выработать у собаки более уверенную походку – основу инициативной работы, застав его врасплох, приводили к тому, что он обессилено повисал в снаряжении в надежде, что я не дам ему упасть. Во время остановок, пока я хвалила его, давала лакомство, он умудрялся переставить передние ноги так, что после не мог сразу сдвинуться с места. Скажешь ему «вперед!», а он стоит, нога за ногу, и соображает неторопливо, как их распутать. Такая беспомощность в сочетании с парадной внешностью делала его ужасно нелепым, и бесила меня чрезвычайно. «Хорош поводырь, – думала я, – сам на ногах еле держится, как можно ему слепого доверить".
В результате реорганизации, проведенной в Школе, мне пришлось вскоре заняться другой работой, и Красивый перешел к Наташе. Слушая, как я делюсь впечатлениями о работе с Красивым, она, вероятно, подозревала, что я преувеличиваю, но, вернувшись с первого учебного выхода с Красивым, сказала только: «Ну и ну!», воздержавшись от дальнейших комментариев. Нездоровый интерес к успехам Красивого не ослабевал. Когда после очередного занятия потрясенная Наташа поведала нам, что Красивый «хотел упасть на маршруте», это вызвало всплеск мрачного веселья.
Прошло время, Наташиными усилиями Красивый постепенно научился справляться со своим организмом, был выдрессирован, сдал испытания, был передан слепому и благополучно отбыл с ним «для дальнейшего прохождения службы», чем и занимается успешно по сей день. Наташа, хотя и заслужила золотую медаль размером с тарелку, ее не получила. И правильно. Если за каждую такую собаку дрессировщику медаль давать, золотого запаса надолго не хватит.
«Вот видите, - скажет мне раздраженный моим нытьем оппонент. - Собака-то не так и плоха, даже хорошая оказалась, раз вы ее слепому передали. Или, может, обманули бедного инвалида, брачок-с подсунули?» Что тут сказать. Дрессируя собак для инвалидов, мы должны, прежде всего, печься об их интересах, обеспечить им надежную помощь. Исходя из этого, желательно, чтобы собака по своим природным данным не просто втискивалась в рамку допустимых норм, но и имела некоторый «запас прочности». Искусственно, посредством дрессировки создавать то, что собаке положено иметь от природы, неправильно. Согласитесь, это уж чересчур, начинать дрессировку с обучения собаки правильно переставлять ноги и не падать. Дрессировка поводыря и так достаточно сложна, чтобы еще заниматься подобными глупостями.
Хочется мораль. Но на ум приходит только пресловутое «нет плохих собак, а есть плохие дрессировщики». Тот, кто до этого додумался первым, наверняка свято верил в непогрешимость этой фразы. Но я-то не верю.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 10:21 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Елена Орочко, 2002г. г. Москва
ОКУРОК

Часто бывает, заводя собаку, человек совершенно не представляет себе, как изменится его жизнь и, что немаловажно, его жилище в связи с этим. В большинстве случаев собака без особых проблем вписывается в обычный ритм человеческого существования, ненавязчиво вытесняя из него любимые занятия, такие как ежевечернее сидение перед телевизором с газетой, сигаретой и закрытыми глазами одновременно. Приятно, конечно, когда, преданно заглядывая в глаза, собаченция приносит вам, уставшему как собака, тапочки. Но что радости, если надевать приходится кроссовки и топать на улицу с этой самой собакой, прекрасно выспавшейся на вашем же диване, пока вы в поте лица зарабатывали ей на пропитание. Долгий безмятежный сон воскресным утром тоже в прошлом, поскольку холодный собачий нос каждые пять минут бесцеремонно тычется в лицо: может, уже проснулся? А любое ваше шевеление в кровати встречается необычайным всплеском энтузиазма, нарочитыми отряхиванием и позевыванием, убедительным поскуливанием и демонстративными пробежками к входной двери.
Все эти показательные выступления имеют одну цель: внушить вам, что несчастное животное немедленно лопнет, если сей же час не вывести его. В лихорадочной спешке, натянув какую попало одежду, вы вылетаете на улицу, где выясняется, что у собаки есть множество более интересных дел, чем те, на которые она намекала дома. Увлеченно играя в палочку и выискивая какую-то гадость под окнами соседнего дома, она выглядит абсолютно счастливой. А вы, коварно обманутая жертва собственной сердобольности, даете себе страшные клятвы, что ни под каким видом не попадетесь в эту ловушку еще раз. Но попадаетесь непременно, причем уже на следующий день. Потому что нервы – не стальные канаты, и спать под гипнотизирующим взглядом собаки, караулящей каждое ваше движение, может только совершенно бесчувственный человек, каковым вы, увы, не являетесь.
Не все люди столь трагично воспринимают изменения в своем режиме. К примеру, один из моих самых давнишних знакомых собачников, владелец молоденького ротвейлера, кстати, первой собаки в семье, неизменно встречал меня вопросом: чего так долго спишь? Когда я, с трудом продрав глаза, в половине шестого утра (!!!) появлялась со своей собакой в парке, месте наших ежеутренних совместных прогулок. Ответить человеку, успевшему к тому моменту погулять с полчасика, а то и больше, что время не кажется мне поздним, язык не поворачивался. И никто его не вынуждал вставать в такую рань. Пес прекрасно дрых бы еще сколько угодно, но заботливый хозяин, старательно следовал почерпнутым из книг рекомендациям и гулял с ним несколько часов в день.
С другой стороны, все знают, что прогулки весьма полезны и для человеческого организма, но многие ли их совершают? Вот! А нас, владельцев собак, никто и не спрашивает, хотим мы укреплять свое здоровье или нет. Выбор небогатый: либо, не теряя времени, бежишь укреплять здоровье, либо, … а что это у нас там, на любимом ковре за пятно появилось? То-то же! О здоровье нужно вспоминать вовремя. А то будет поздно.
С любимым ковром и прочими атрибутами уюта прощаться навек неприятно и совершенно необязательно. Все же, тот, кто полагает, что, оставленный на несколько часов без присмотра щенок не покусится на беспечно брошенные прямо у него под носом туфли, будет разочарован. Обиднее всего, что с изощренным зловредством щенок из каждой оставленной «для него» пары обуви предпочитает испортить по одному экземпляру. Так и представляется, что юный дегустатор рассуждает: ага, эти уже попробовали, перейдем к следующим.
Щенок есть щенок, он вырастет, нашими усилиями превратится в приличную воспитанную собаку. Взрослые собаки достаточно редко позволяют себе щенячьи шалости. Впрочем, бывает всякое. Как говорят наши недоброжелатели, она же собака, кто ее знает, что у нее на уме! А вообще, все зависит от точки зрения. «Мы живем, как бомжи!» - трагическим голосом сообщила мне владелица юного лабрадора. Я представила себе возможную картину разрушений: погрызенную мебель, вздувшийся, сами знаете от чего, паркет, подранную обивку входной двери, до штукатурки процарапанные стены и прочее в том же духе. Побывав у них дома, я обнаружила на фоне безупречной чистоты и порядка, всего лишь в двух местах оторванные куски обоев - явные следы деятельности лабрадорчика. Между тем хозяин другой собаки, прихожая в квартире которого выглядела именно так, как я описала, плюс огромная дыра, проеденная в двери, ведущей в туалет, с тревогой спросил меня: «Думаете, стоит сделать ремонт?». Дело в том, что я среди прочих советов и наставлений сказала, что «понадкусанные» объекты могут провоцировать собаку на дальнейшие разрушительные действия. Поглядев на нахальную рожу слонявшейся по квартире и явно маявшейся от безделья собаки, я, поежившись, ответила, что, пожалуй, не надо.
Однажды я занималась с мастино. Сука месяцев восьми. Моей задачей был курс послушания, поскольку собака легко справлялась с владельцами, используя по полной программе свой изрядный вес и не меньшую прыть. Возможно, в стандарте поведение собак этой породы справедливо описано как спокойное, но этот конкретный представитель породы стандарт явно не читал. Даже мне, невзирая на большой опыт и сноровку приходилось нелегко. По нашей с владельцами договоренности мне предстояло провести несколько занятий с собакой самостоятельно, чтобы хоть немного привести ее в приличное состояние, и позже планировалось перейти к совместным занятиям. Нужно сказать, что скверное поведение собаки подпитывалось чрезмерной, даже болезненной любовью хозяев к ней. Объясняется все тем, что до того, как попасть к теперешним владельцам, собака успела побывать в руках у каких-то, мягко говоря, безответственных людей, наплевательски относившихся к ней. Жуткая кормежка, сидение почти круглосуточно в тесном темном закуте, редкие прогулки. Новые хозяева, кстати, совершенно не собиравшиеся до момента знакомства с Розой обзаводиться собакой, стали в прямом смысле ее спасителями. Случайно узнав о Розиных мытарствах, эти добросердечные люди выкупили ее у прежних владельцев и, стремясь искупить их грехи, избаловали собаку до неприличия.
Я познакомилась с Розой через несколько месяцев после воцарения ее на новом месте, и не видела, как она выглядела в те времена. Но, по словам владельцев, чему охотно верю, зрелище это было жалкое. Мастино, как любую крупную собаку, хорошо вырастить требует усилий; просто удивительно, что она выдержала выпавшие на ее долю испытания. К моменту нашей встречи Роза выглядела превосходно. Опытный взгляд позволял заметить некоторые недостатки выращивания, но, памятуя о ее тяжелом детстве, вполне можно ими пренебречь. Все было бы совершенно замечательно, но.…
Представьте себе семью, где хозяйка дома просто помешана на порядке и чистоте. Любая соринка подлежит немедленному уничтожению, там не бывает не вытертой пыли, и слыхом не слыхивали о паутине за шкафом. Это не просто жилище аккуратных людей, в этом доме царит культ чистоты. Глава семьи у них – пылесос. Поверьте, я вовсе не осуждаю, даже завидую. Обладай я половиной такой чистоплотности, моя квартира сияла бы музейной чистотой. Ну, не будем о грустном.
А теперь представьте себе мастино, вернее все то, что огромная собака может принести и приносит в дом: шерсть, уличную пыль, песок и грязь (на выбор в зависимости от времени года и погоды), отпечатки мокрого носа на всех блестящих поверхностях, следы слюней повсюду, частички еды, застрявшие в брылях и постепенно выпадающие на пол. Часть этих прелестей мы обычно благополучно не замечаем, или притворяемся, что не замечаем, потому что, во-первых - некогда, во-вторых – лень. Или, во-первых – лень, а во-вторых – некогда (потому что - лень). Остальную часть убираем, стараясь упростить процедуру до предела и не драматизировать события. Но в семье, о которой я рассказываю, все было значительно сложнее. Любое свидетельство пребывания собаки в доме, будь то шерстинка на ковре или отпечаток влажной после мытья лапы, становился сигналом к полномасштабной уборке. Когда бы я ни приходила к Розе, ее хозяйка всегда что-то мыла, оттирала, чистила. Картина, думаю, ясная.
Заниматься с Розой мы начали весной, когда разнообразный мусор, всю зиму слоями откладывавшийся в снежных пластах, оказался на поверхности, осев на мокрой ледяной корке. Добавьте к этому залитый лужами асфальт и вкрапления оттаявшей земли, смачно чавкающей под ногами. Найти подходящее для занятий чистое место оказалось практически невозможно. В каком виде собака возвращалась с занятий, как, впрочем, и с обычных прогулок, не описать словами. Хотя, почему же не описать. Грязная она возвращалась. Очень-очень грязная! И, как есть грязнущая, попадала в эту невероятно чистую квартиру. На пороге нас встречала хозяйка – олицетворение скорби. В этот момент мне всегда хотелось разуться еще на лестнице и уменьшиться до размеров мухи. Собака мои комплексы не разделяла, вразвалочку шлепала с причитающей хозяйкой в ванную, норовя отряхнуться по дороге. В ванной у них происходило небольшое сражение, в результате которого все окружающее, включая хозяйку, становилось столь же грязным, как собака. Но об этом я узнала не сразу, поскольку обычно уходила, вручив хозяйке любимое животное.
После очередного занятия, Розина хозяйка пожаловалась, каких усилий стоит затащить собаку в ванну и заставить стоять в ней. Пришлось вмешаться. В моем присутствии Роза, как водится, повела себя вполне прилично, только для порядка изобразила, что не в силах перелезть через бортик ванной и зависла там, как мокрая тряпка на веревке. Энергичный руководящий шлепок придал ей ловкости, и она с удивительным проворством преодолела преграду и уселась в ванне. Приступили к мытью. И вот, в тот момент, когда на дне ванной уже скопилось немного воды, а мокрая Роза заерзала, устраиваясь поудобнее, откуда-то из недр складчатой шкуры отделился и поплыл, издевательски покачиваясь на воде, окурок. Окурок того омерзительного вида, которому больше пристало пренебрежительное прозвище «бычок», ассоциирующийся с вонючим махорочным дымом, заплеванным полом и подсолнечной шелухой, шуршащей под ногами. Розина хозяйка, до сего момента увлеченно перечислявшая, какими средствами пользуется для мытья собаки, онемела и замерла в нелепой позе с душем в руках.
Фрагмент знаменитой немой сцены из Гоголевского «Ревизора» в условиях современной малогабаритной квартиры. Я понимала, нужно сказать что-то в наше с Розой оправдание, но придумать ничего не могла. Только скромно пробормотала нескладные фразы на тему: «как грязно весной на улице» и умолкла, поняв, что лучше не бередить рану. Дальнейшее омовение собаки совершалось в траурной тишине, нарушаемой лишь сопением недовольной Розы и плеском воды. Мне стало понятно, почему Роза сопротивлялась, не желая залезать в ванну. Она то знала, что ее ожидает. Вымыта бедняга была на совесть. Казалось, еще чуточку, и шкура начнет растворяться.
Наши с Розой занятия благополучно продолжались, но меня не покидала мысль, что рано или поздно бремя дополнительных хлопот пересилит привязанность к собаке, и с ней захотят расстаться. Случается же такое, хотя и не часто. Мои опасения не оправдались. Прошло уже несколько лет, Роза благополучно живет в этой семье и поныне.
Конечно, животное в доме - всегда дополнительные заботы, порой обременительные, порой приятные. Другое дело, что мы любим своих собак и готовы мириться с некоторыми неудобствами ради удовольствия жить с ними под одной крышей. И, судя по количеству собак, поселившихся в наших жилищах, некоторая склонность к мазохизму присуща значительной части человечества.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 10:39 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Е. Орочко
Кусочек мемуаров

В юности мне пришлось подрабатывать в таком охранном питомничке. Место - райское. За городом, на краю леса. Маленький симпатичный домик с печкой, аккуратные деревянные вольеры с прилегающим огороженным двориком для выгула. Отличная холодильная камера, полная вполне приличной свежей мясной обрези, погребок для овощей, электрический котел для приготовления собакам еды. Единственное неудобство – вода только в домике, к вольерам ее приходилось носить в ведрах. Объект охраны – здание, расположенное метрах в трехстах от питомника. Периметр здания оборудован блокпостами, на ночь полагалось ставить на них собак. Получалось собак шесть – восемь. Работали в питомнике сменами, как принято говорить «сутки через трое». Параллельно по тому же графику дежурили охранники в здании, тоже по одному. Они отношения к собакам не имели, по непонятной причине охранник из здания был старшим над работником питомника: проверял наличие собак на постах, следил за тем, чтобы они появлялись там своевременно вечером и своевременно же отправлялись в вольеры утром, выдавал продукты для собак. А в случае, если необходимо было срочно подменить заболевшего работника питомника, благополучно справлялся и с его обязанностями, в том числе ставил и снимал собак с постов. Справедливости ради надо сказать, что за исключением трех - четырех собак, а всего в питомнике их обитало около двух десятков, остальные не представляли никакой опасности ни для своих, ни для чужих. В этом я отчасти убедилась в первый же день своей работы. Не думаю, что откровенным рассказом выдаю страшную тайну. Там и тогда-то охранять нечего было, а уж теперь! Интересна, кстати, реакция охранников здания на наше ревностное стремление ставить самых приличных собак на блоки. Дежуривший в паре со мной охранник частенько просил меня не ставить Нельму и Надара – наиболее чутких и брехливых южаков. «А то, слушай, - переходя на конфиденциальный шепот, говорил он, - лают заразы всю ночь, спать невозможно!» Чтобы освоиться с работой и приучить собак к себе, я первые несколько смен работала вместе с давно там работающей девушкой. А поскольку и одному человеку дел на целые сутки в питомнике не набиралось, времени свободного было сколько угодно. Я там потом столько книг прочитала на своих дежурствах! И вот в первый день, еще не познакомившись толком с территорией и собаками, я получила от своей временной напарницы руководящее указание «пойти погулять пока», а то ей «быстренько сбегать позвонить нужно». Телефон городской был в охраняемом здании. Она убежала «быстренько звонить», и я на ближайшие пару часов оказалась свободна. Прогуливаюсь по прилегающей к питомнику территории, там фактически сразу лес начинается, так чуть-чуть присутствие человека заметно: цветочки чахлые у дорожки приютились, грядочка на открытом солнцу клочке земли сорняками зарастает, и ржавое ведро под елкой спряталось. Бабье лето, солнышко припекает, тишина, даже синичка потренькала и замолчала. Собаки, что с постов вернулись, каши наелись, дрыхнут. Те, что в питомнике ночевали, нагулялись, тоже каши наелись и тоже дрыхнут. Такое впечатление, что и живых то никого нет на сто верст вокруг. Одна я брожу, шуршанием жухлой травы благодать эту оскверняю. Смотрю я в основном себе под ноги, потому что страсть к собирательству не только у собак наблюдается: а вдруг - грибы! Место для них подходящее. Поднимаю голову и сталкиваюсь нос к носу с огромной дворнягой. Только ее нос робко высовывается из лаза будки. Вы бы видели эту физиономию: глаза, расширенные от ужаса, до предела скошены в надежде рассмотреть опасность, на белый свет не вылезая. Оказывается, я забрела на остатки блокпостов, которые в давние темные времена были по всему многокилометровому периметру ныне развалившегося забора. Около самого питомника остались прикрывать тылы три таких поста с будками, где жили безвылазно три, судя по их дремучему виду, с тех самых времен сохранившиеся дворняги. Признаться, я оробела. Собака огромная, да и при исполнении все же. Эх, простодушие юности! До тех пор, пока я не отступила на расстояние, с которого достать меня стало невозможно, собака тихо отсиживалась в будке. Зато, убедившись, что я пересекла невидимую, но хорошо известную собаке границу, Шарик (нас представили друг другу позже) с таким энтузиазмом бросился мне вслед, хрипя и клацая зубами, что я невольно подумала, что вовремя унесла ноги. Смешно теперь вспоминать. А на соседних постах затаились две остальные собаки, решив благоразумно вообще не вмешиваться, пусть Шарик сам выпутывается. Об их существовании я тогда даже не подозревала, узнала, когда моя напарница стала знакомить меня с собаками. Собаки эти вели такой партизанский образ жизни, не испытывая никакой видимой потребности в общении с человеком. Попав на свои посты в юном возрасте, никогда их не покидая и видя лишь персонал питомника, да изредка забредшего по ошибке на территорию грибника, они совершенно одичали. Шарик был из них самым молодым и смелым. Мне их стало жаль, они были явно никому не нужны, и хотя не испытывали ни в чем нужды: еда отменная, будки добротные, территория, по которой позволяла перемещаться привязь – большая, казались обездоленными. Решив их осчастливить, я попыталась приучить их к себе, чтоб можно было с ними гулять и т.д. Начала я с Шарика, как самого перспективного. Из моих попыток мы с Шариком сделали два вывода. Он: что из всех известных ему людей я самая противная, потому что все время к нему пристаю с глупостями, а он этого не любит. Я: что от страха собака кусается ни сколько не хуже, чем от злобы. Довольно скоро мне надоели безрезультатные заигрывания с Шариком, и я оставила его в покое к взаимному удовольствию. Прояви я больше упорства, через изрядное количество времени мы бы с Шариком договорились. Но, думаю, что все произошло к лучшему. Привыкнув к общению со мной, привязавшись, он переживал бы, когда я ушла из питомника, а кроме меня им никто не интересовался. Эта троица не была совсем бесполезной в смысле охраны. Они часто поднимали лай в темное время, предупреждая, что кто-то подходит со стороны леса. А поскольку их немедленно поддерживали обитатели вольеров, желающих проникнуть дальше, я не припомню. Нахальная безмятежность, с которой я вторглась в первый день на их территорию, настолько сбила их с толку, что они решили не рисковать. Дворняги ни под каким видом не давали до себя дотронуться ни единому человеку, и, казалось, в этом нет необходимости. Они жили своей отдельной жизнью, позволяя людям вмешиваться в нее в исключительных случаях. Достаточно вспомнить, как они забирали у нас принесенное сено. Сено стелили в будки в холодное время. Несу я охапку прекрасного ароматного сена для Шариковой будки и соображаю, как бы получше ее там разместить и умять, чтобы и сена толстый слой получился, и для Шарика в будке место осталось. Оказалось, это совершенно не моя проблема. Не успела я принять перед лазом позу «дачник, пропалывающий огород», как Шарик стал энергично загребать сено в будку, буквально вырывая его у меня из рук. Втянул все сено, разровнял его по своему вкусу и улегся на нем с блаженным вздохом, потеряв ко мне всякий интерес. Обслуживающий персонал в моем лице, удалился, не дождавшись благодарности. Примерно то же повторилось и с двумя другими дворнягами. Зато породистые экземпляры не опустились до самообслуживания. В вольерах были внутренние помещения наподобие крохотных комнаток с лежаком, зимой туда тоже стелили сено. Все до единого постояльцы равнодушно взирали на мои усилия, а некоторые норовили и помешать. Да и потом, среди зимы, вечно у них с этим сеном что-то происходило: то по всему вольеру разбросают, то испачкают, то в еду оно у них неведомо как попадет. Безответственная публика.
Однажды, придя на работу, я нашла оставленную мне предыдущей сменой лаконичную записку. «Шарик сорвался». Хотя нам полагалось сдавать друг другу дежурство, мы частенько удирали пораньше, не дожидаясь следующей смены. Это было в порядке вещей. Но вот оставлять мне «сорвавшегося» Шарика – это свинство. Шарик к тому времени набегался по территории, умаялся с непривычки и не знал, что дальше делать с неожиданно обретенной и вовсе не желанной свободой. Сорвался он случайно, что-то случилось с пряжкой, и расстегнулся ошейник. Но в вольер идти не хочет из принципа и держится на расстоянии, хотя и сбегать никуда не собирается: не дурак. Мясо не берет - сытый и подвох чует. Свободно разгуливающий Шарик мне совершенно ни к чему, хотя в таком положении он еще безобиднее, чем на блоке. Но, во-первых – непорядок, во-вторых – ни с одной собакой погулять нельзя выйти. Все, включая сук, будут на него охотиться и руки мне оторвут. А вечером мне на блоки их вести. Ждать, пока Шарик проголодается, никак не возможно, потому что жирный Шарик проголодается через неделю, во всяком случае, настолько, чтобы его обмануть и заманить куда-нибудь на еду. Пришлось вспомнить о других насущных, и, увы, неудовлетворенных потребностях Шарикового организма. К счастью одна из южачек недавно текла, и питомнические кобели все еще поглядывали на нее с вожделением. Запах остался, а для неискушенного Шарика должно и этого хватить. Вывела дамочку из вольера на поводке и с независимым видом прогуливаюсь с ней у входа во дворик. Шарик, хоть от светской жизни в стороне жил, манеры имел превосходные и необходимые инстинкты сохранил. Увидел ее, подобрался поближе, принюхался. И сейчас же хвост ручкой, ушки вывернул и гарцующей походочкой за дамой сердца увязался. Дама, правда, грубовата была, на расправу скорая, и уже не в охоте, так, запах один остался. Сейчас, думаю, как шуганет своего ухажера. А у меня этот план захвата Шарика – единственный. Я южачку скорее во дворик тяну. Вовремя успела. Только Шарик за нами вошел, и я калитку закрыла, как южачке Шариковы ухаживания надоели, и она с остервенением накинулась на него. Повезло ему, что поводок я крепко держала. Полдела сделано – Шарик во дворике перед вольерами. Но лучше от этого не стало. Теперь все собаки в вольерах беснуются, не привычные к присутствию чужой для них собаки на их территории. Шарик от такого приема ошалел и к вольерам не подходит. А у меня была надежда заманить его в пустой вольер южачки, благоухающий ею. Но у Шарика основной инстинкт оказался инстинктом самосохранения, и приблизиться к апартаментам коварной искусительницы он не решился. Зато проявил большой интерес к калитке, преградившей ему путь к свободе. Он тщательно исследовал ее, шумно внюхиваясь в каждую щелку, побродил туда сюда вдоль калитки и прилегающей к ней части забора, поднял лапу не столбик и уселся напротив входа, с надеждой глядя на задвижку калитки. Мои попытки подойти вызвали у него приступ раздражения, проявившийся в глухом рычании и демонстрации отличного набора белоснежных зубов, с которыми я уже имела удовольствие близко познакомиться. Вздыбившаяся на загривке шерсть вместе с медленно опускающимся хвостом выдавала его страх, но, зажатый в угол, он непременно начал бы огрызаться, не давая даже руку к себе поднести, не говоря уже о надевании ошейника. Пришлось снова воспользоваться Шариковой простотой и отсутствием жизненного опыта. Оставив собаку на некоторое время в покое, сделала из поводка скользящую петлю, и вернулась во дворик. Как я и ожидала, Шарик снова занял позицию напротив калитки, и при моем появлении стал поскуливать и переминаться с ноги на ногу, всем своим видом показывая, как ему хочется выйти. Я пошла к калитке, приговаривая сочувствующим тоном что-то о бедном Шарике, которого никто кроме меня не любит и не понимает. Шарик купился на лесть и все внимание сосредоточил на моей руке, протянутой к задвижке калитки. Нарочито громыхая запором, я делала вид, что вот-вот открою калитку, а тем временем другой рукой медленно и осторожно подводила петлю к морде Шарика. Наконец петля оказалась напротив Шариковой головы. Поглощенный наблюдением за калиткой, Шарик не замечал моих маневров, и, особенно художественно громыхнув запором, я быстрым движением набросила на Шарика петлю поводка и слегка ее затянула, чтоб не вывернулся. Я ожидала, что Шарик начнет вырываться, и приготовилась к его сопротивлению, но он не сделал ни малейшей попытки освободиться. Привязь была настолько естественным для него состоянием, что он как будто облегчение почувствовал, оказавшись на поводке. Заменила поводковую петлю ошейником я уже без всяких церемоний: запас хитростей и терпения у меняя к тому времени истощился. Притянула Шарика за петлю к решетке вольера, закрепила, чтоб не мог дотянуться до рук и быстренько надела ошейник с цепочкой, после чего сняла петлю. Вся процедура заняла полминуты, Шарик толком и возмутиться не успел. Только брезгливо отряхнулся напоследок и с явным удовольствием отправился восвояси (на блок к родной будке). Вот так! Что хотите, делайте, только руками не трогайте.
Что и говорить, ни о каком вычесывании-причесывании Шарика и компании речь не шла. Линяли они совершенно самостоятельно, превращаясь дважды в году на неделю- другую в жутких клокастых страшилищ. Зато после удивительно быстро обрастали замечательной блестящей шерстью и щеголяли ею до следующей линьки. Шарик, кстати, был довольно симпатичным: темноглазый, со светлыми отметинками-бровками, торчащими остроконечными ушами, хвостом бубликом и замечательной шкурой темного зонарно-серого окраса. Про таких обычно говорят, желая набить цену – помесь овчарки с лайкой. Не думаю, что на великое множество шарикоподобных дворняг найдется достаточное количество овчарок и тем более лаек, чтобы обеспечить им такое происхождение.
Временами к нам в питомник наведывалось какое-то начальство, которому полагалось предъявить имеющееся поголовье собак в лучшем виде. О предстоящем визите нас всегда предупреждали заблаговременно. По этому поводу без всяких к тому оснований (в питомнике и так все было в превосходном состоянии) устраивалась генеральная уборка. Но самое неприятное состояло в том, что требовалось вычесать и привести в образцовое состояние всех собак. Собаки были раз и навсегда поделены между сменами «по справедливости». Это значит, что каждому досталось и по лохматому южаку и по огрызучему кавказцу, и по паре собак попроще. Дворняги поделены не были, поскольку поделить их конечно можно, а вот вычесать - нет. Больше всего хлопот доставляли южаки. Лишь одна собака из четырех живших в питомнике – Нельма - обладала действительно жесткой шерстью, которая ни при каких условиях не скатывалась в колтуны и практически не нуждалась в специальном уходе. Представляете, огромная лохматая, белоснежная собака отправляется на пост, где значительную часть дождливой ночи проводит, добросовестно утаптывая чавкающую под ногами землю. Предвидя праведный гнев по поводу бесчеловечного обращения с животным, скажу, что собака явно не испытывает дискомфорта, поскольку частенько укладывается подремать на земле под дождем, пренебрегая сухой и теплой будкой. Утром в вольер возвращается огромная мокрая грязно-серая собака, ноги которой покрыты клоками буроватой шерсти – дань глинистым участкам ее блокпоста. И через несколько часов в вольере снова стоит белоснежная собака. Немножко прядочки расчесать, и, хоть сейчас в ринг. Чудесным образом вся грязь, налипшая и пропитавшая ее шерсть, высохнув, осыпалась сама собой. У остальных южаков шерсть была более мягкой и требовала постоянного ухода. Их обязательно нужно было прочесывать «с ног до головы» каждый день. Даже за три дня разделявшие дежурства «их» вожатых, собаки успевали обзавестись свалявшимися участками шерсти за ушами и на ногах, при малейшем недосмотре превращавшиеся в колтуны в рекордно короткое время. Действительно белыми они становились только зимой, на чистом снегу. Осенью и весной, да и в непогожие дни летом шерсть у них не очищалась и оставалась сероватой, что придавало собакам неопрятный вид. Во время своих посещений начальство интересовалось исключительно внешним видом собак, совершенно не вникая в то, чем они здесь, собственно, занимаются. Шествуя вдоль вольеров, оно благосклонно кивало головами, стараясь расслышать сквозь оглушающий лай собак, то, что услужливо вещал начальник охраны нашего объекта. По-моему, именно этот оголтелый лай избавлял нас от необходимости демонстрировать работу собак. Начальству, как и любому далекому от собаководства человеку, и в голову не могло прийти, что эти огромные зверского вида собаки, готовые решетку грызть от злости при виде постороннего человека, могут не охранять. Дежурный охранник, приведенный в порядок и вычищенный не хуже южаков, и дежурный по питомнику обычно присутствовали на церемонии, держась поодаль. В один из таких визитов сопровождать начальство пришлось одному охраннику. Не представляю, как могло случиться, что начальника охраны не было при этом. Болел, наверное. Делать нечего, Юрий Иванович – так звали охранника – добросовестно водит начальство по питомнику, старательно избегая приближаться к постам с нашими кудлатыми дворнягами. Приезд начальства неизбежно совпадал с разгаром их линьки. Объяснять особенности наших взаимоотношений с дворнягами никому не хотелось, поэтому начальство под разными благовидными предлогами до них не допускали. Благо, посты их были в стороне, за кустами. Пробираться туда по тропинке, чтобы посмотреть на лающую дворнягу, полуоглохшее от лая в вольерах начальство и само не жаждало. Осмотр питомника приближался к концу, все прошло гладко, и, довольный таким положением дел Ю.И., остановился со своей делегацией у крайнего в ряду вольера, где обитал черный терьер Доник. Огромная бородатая и волосатая физиономия Доника немедленно появилась в решетчатом проеме двери, (нижняя часть дверей вольеров была глухая деревянная, решетка начиналась довольно высоко) и проревела свое « гауууу!» прямо в лицо оторопевшему начальству. Была у Доника манера долго думать, прежде чем проявить себя во всей красе. Остальные собаки, раздраженные общим шумом, заранее лаяли, еще не видя подходящих к ним людей. Они стояли или подпрыгивали, упираясь передними лапами в двери и передние стенки вольеров, поэтому были хорошо видны снаружи. Доник же молчком прислушивался и принюхивался к происходящему, скрытый деревянной частью вольера. Убедившись, что общий переполох поднят не зря, а добыча уже как раз перед ним, он с яростью бросился на не ожидавших нападения людей. Все, кроме Ю.И. были уверены, что вольер пуст, и подошли почти вплотную к решетке. Поэтому испугались они здорово. Желая приободрить напуганное начальство и сгладить неловкую ситуацию, Ю.И. стал торопливо говорить что-то про то, какой замечательный Доник сторож, и как несладко придется злоумышленнику, при встрече с ним. При этом Ю.И. не забыл подчеркнуть, что сам он на короткой ноге с Доником (что соответствовало действительности) и для наглядности просунул руку через решетку, намереваясь фамильярно потрепать Доника по косматой голове. Доник долго раскачивался, но и долго потом остывал. Взревев пуще прежнего, он моментально вцепился в услужливо протянутую руку. Успокоившееся было начальство, в панике отпрянуло от вольеров, и спасать Ю.И. не спешило. Плавное течение Юрий Ивановичевой речи немедленно сменилось отрывистыми воплями ненормативной лексики. Заслышав привычный язык, Доник сообразил, что оплошал, и поспешно отпустил руку. Все произошло так стремительно, что присутствующий при всем вожатый даже не успел вмешаться. Нежно прижимая к новенькой форменной куртке окровавленную конечность, Юрий Иванович сообщил побледневшему начальству, что, в сущности, показывать больше нечего, и с большим достоинством проводил его за территорию.
Доник прекрасно знал Ю.И.. И совершенно не собирался кусать его. Ему нужно было вцепиться во что-нибудь, и он вцепился в руку. Будь это палка, тряпка, да что угодно, он с таким же успехом впился бы зубами в них. В Дониковом вольере даже дверь изнутри была погрызена, в нее Доник в ожесточении вгрызался, когда не мог дотянуться до врага. Ю.И. был добрейшим человеком. Частенько подменяя работников питомника, он прекрасно ладил со всеми собаками, всегда угощал их печеньем, которое не переводилось в его карманах. Доник был одним из его любимцев. Покладистый, хорошо отдрессированный прежним хозяином, он был прост в обращении и совершенно безобиден. Возбужденный присутствием чужих людей, желая, во что бы то ни стало, добраться до них, он в азарте цапнул Ю.И., как цапнул бы любого из нас. Другое дело, что далеко не каждый из нас догадался бы сунуть руку прямо в пасть остервеневшей от злобы и клацающей зубами собаке.
Ближе к вечеру Ю.И. явился в питомник выяснять отношения с Доником. Выглядело это забавно, поскольку Ю.И. успел принять изрядную дозу универсального отечественного средства от всех неприятностей, без рецепта продающегося в близлежащем гастрономе. Предъявив умильно виляющему обрубком хвоста Донику забинтованную руку, Ю.И. обратился к нему с проникновенной и многословной речью. Суть ее сводилась к вопросу: «Зачем ты это сделал?» Бессловесный Доник еще энергичней завилял хвостом и растянул в подобии ухмылки свою усатую пасть. Не дождавшись другого ответа, и побурчав еще для порядка, Ю.И. отправился додежуривать, т. е. отсыпаться. На этом история закончилась. Мы ожидали скорой и главное неприятной реакции начальства на этот случай, но он остался без последствий.

Многострадальный Ю.И. стал участником еще одного кровавого происшествия. Оно связано с кавказской овчаркой Нуреком. Нурек был гордостью нашего питомника, живым воплощением фразы: «Красота – страшная сила!» Ибо, кроме несомненной красоты, другими качествами, оправдывающими его проживание в питомнике, не обладал. Я твердо убеждена, основная функция караульной собаки при живом-здоровом охраннике – лай. Громкий и, по возможности, начинающийся задолго до того момента, когда подгулявший слесарь соседней котельной заглянет посмотреть, кто живет в будке. С кем из работников охраны ни поговори, обязательно расскажут парочку кровавых историй с участием людей, без всякого злого умысла проникших в охраняемую собаками зону. Кто дорогу срезает. Кто просто к собачке подойти захотел. Каких только причин не бывает. Один, например, умник решил, по его словам, проверить, правда ли, что собаки охраняют и чужого не пустят. Прямо подарок для психотерапевта! Проверил! Честное слово, хорошо, если десятая часть пострадавших действительно заслуживала постигшей их участи. Хотя, по-человечески, не стоит умыкнутый с мясокомбината батон колбасы такой кары. Но собаке ведь не объяснишь: этот - просто пьяненький, забрел по ошибке, такого не трогай; другой – горсть гвоздей в кармане тащит, его припугни; а вот этот – нехороший человек с бегающими глазками – «шпион Гадюкин», его, вражьего сына, задерживай, не церемонься. Собака действует так, как ей свойственно. Может только облаивать, будет лаять, заходясь от ярости, но, не смея ухватить даже за одежду. В состоянии укусить, если вовремя не удрать – укусит. Способна вступить в борьбу с нарушителем – будет бороться и, весьма вероятно, выйдет победителем, при этом нанеся противнику существенные повреждения. На такие посты собаки, как правило, выставляются не одни, неподалеку всегда есть охранник, который и должен, заслышав лай, покинуть свое уютное убежище и, выяснив, что происходит, вмешаться. Поэтому собака, способная издалека учуять приближение чужого человека и загодя поднимающая переполох, весьма к месту в таких питомниках. Замечательно, если она в состоянии и задержать нарушителя. Но все же, пусть сначала полает! Подозреваю, что со мной не согласятся многие работники охранных питомников, зато будут солидарны бестолковые, но безвинно пострадавшие граждане. Наверное, есть такие объекты, где суровые меры безопасности оправданы, и нужны людоеды-кавказцы, которые и своего при случае с удовольствием прищучат. Наш объект явно к этой категории не относился.
Нурек не лаял. Практически никогда. Он с видимым наслаждением вступал в перебранку через решетку вольера с проводимым мимо кобелем, мог залаять за компанию с другими собаками. Но на привязи, оказавшись один на один с незнакомым человеком, он начинал его разглядывать, слегка наклонив в бок огромную голову и легонечко помахивая волосатым хвостом. Круглые выразительные глаза и эффектная раскраска морды придавали ему в такие моменты совершенно безобидный вид. Вдоволь налюбовавшись и, дождавшись, когда жертва приблизится на достаточное для броска расстояние, он шел в атаку. Мог здорово покусать, натренировался на предыдущих владельцах. В питомник пес попал в возрасте десяти месяцев, до этого жил у купивших его месячным щенком (тогда так принято было) людей в частном доме. Куплен был для охраны владений, но, повзрослев, начал терроризировать хозяев, не имеющих представления о том, как правильно воспитать такую собаку. Напуганные агрессивностью собаки, они предпочли от нее избавиться. В питомнике Нурек моментально освоился, вел безмятежное существование, тем более что был любим сверх меры всеми без исключения работниками. В те редкие дни, когда его ставили на пост, он преспокойно спал, свернувшись калачиком около будки. Никакое ненастье ни могло заставить его залезть в будку. Во внутреннее помещение вольера, чуть больше будки, – пожалуйста, а в будку – ни за что. В остальное время он разгуливал по дворику перед вольерами, или спал в вольере. Почти каждый день с ним гуляли в лесу, как, впрочем, и с другими собаками. Гуляя с Нуреком, я впервые столкнулась с тем, как крупные тяжелые собаки пользуются своим преимуществом в весе и силе. Отпущенный с поводка, Нурек бодро бегал вокруг меня, особенно не удаляясь. Если он отставал, занюхавшись, я просто продолжала идти вперед, зная, что он побежит следом. Когда выпал снег, гуляющие с собаками протоптали узенькую дорожку. Идти по такому лесу, где кроме тонюсенькой тропиночки, нет никаких человеческих следов, и стоит первозданная тишина – сплошное наслаждение. Я думаю, будь в нашем распоряжении не сказочно красивый в любое время года лес, а заброшенный пустырь, гуляли бы питомнические собаки куда меньше. Шагаю я по тропинке, «…греет душу мне легкий мороз…». Снега выпало сразу очень много, он по краям тропинки чуть не по колено. Нурек, счастливый, носится с несвойственной ему прытью. Оба мы в весьма приподнятом настроении: морозный воздух пьянит и бодрит! Читайте классиков! А я, собственно, и читаю! Благо, кроме Нурека, слышать мое сомнительное по своей художественности исполнение не кому. Нурека мой поэтический экстаз мало тревожит, его больше интересуют метки, оставленные гулявшим до него псом. В ревностном стремлении оставить свои автографы, он то и дело задерживается далеко у меня за спиной, и, не успев догнать, снова во что-то внюхивается. Это повторяется столько раз, что я окончательно перестаю обращать на него внимание. Наконец, Нурек теряет интерес к своему занятию, спохватывается, что отстал от меня на приличное расстояние, и решает догнать, а заодно уж и опередить. Легким галопчиком он устремляется по тропинке мне вслед. Разгоряченный собственным бегом, он и не думает останавливаться или обегать меня, ему нравится бежать по тропинке. Меня он как достойную внимания преграду не расценивает. Догнав, он на полной скорости отпихивает меня в снег, и продолжает нестись вперед, как ни в чем не бывало. Есенин стремительно покидает мою голову, и сквозь рассеивающийся поэтический туман я обнаруживаю себя лежащей в сугробе. Нурек уже далеко впереди с энтузиазмом исследует заснеженный куст. Мои запоздалые гневные вопли нелепы и мелки на фоне окружающего великолепия. Как бы в отместку за них мне на лицо осыпается добрая пригоршня снега с еловой ветки. Выбираясь из снега, я решаю бдительно следить за Нуреком и в следующий раз встретить его лицом к лицу и проучить. К моей радости, ситуация повторяется, но теперь я не спускаю с собаки глаз и, как только он добегает до меня разворачиваюсь с грозным криком и намерением стегнуть поводком, если он не притормозит. Через секунду я снова в снегу, жизнерадостный Нурек продолжает свой путь. Никогда раньше я не сталкивалась с таким поведением собак. Все известные мне собаки могли налететь на человека случайно, в азарте игры, не успев свернуть в сторону или остановиться. Во всяком случае, получив отпор, они чувствовали себя виноватыми и старались избежать повторения. Но чтобы собака настолько не считала человека помехой! Такого нахальства я не ожидала. В конце концов, мне удалось заставить Нурека обежать меня, свернув на снежную целину. Но и после, гуляя с ним зимой, нужно было быть начеку, он в любой момент мог повторить свой «прием».
Однажды зимним вечером, было уже темно, Ю.И. явился в питомник выдавать продукты для собак. Вместе с дежурившей в ту смену девушкой он отмерил крупу и мясо, хранившиеся в маленьком сарайчике на территории питомника. А за овощами нужно было спускаться в погребок, который располагался чуть поодаль. Вниз вела неудобная крутая лестница, поэтому Ю.И., как обычно, отдал Татьяне связку ключей и, благодушно махнув рукой в сторону погреба, сказал: «Ну, ты сама там возьми, сколько нужно!» Овощи - морковь и капусту - всегда брали на глазок. А сам Ю.И., сразу же забыв о Татьянином существовании, переключил внимание на Нурека, привязанного неподалеку. На территории питомника было несколько оборудованных по всем правилам блоков, на которые временами ставили собак. Иногда, чтоб ни засиживались в вольерах, ведь во дворик больше двух собак не выпустить одновременно – подерутся. Иногда, для тренировки. Нурека ставили, чтобы приучить к будке. На всю ночь зимой ставить его на настоящий пост было жалко, решили начать с нескольких часов. Сразу скажу, что затея эта ни к чему не привела. Даже в самые морозные ночи в будку Нурек не прятался. Татьяна нырнула было в погребок, но вернулась и предупредила Ю.И., чтоб не лез к Нуреку. Нурек был каверзной штучкой, и Ю.И. еще не успел его приучить к себе. Что такое сказать русскому мужику: «Туда не ходи!» Вон, Илью Муромца тоже предупреждали: «Направо пойдешь …» Ну и что, послушал он? Не нужно быть психологом, чтобы догадаться, что как только Татьяна спустилась в погреб, Ю.И. отправился к Нуреку. Не берусь судить, кем он себя ощущал в тот момент, Ильей Муромцем, или кем, но ко времени возвращения Татьяны, он уже точно оказался Змеем Горынычем в финальной сцене. Татьяниному взору открылась следующая картина: Нурек, по-прежнему невозмутимый, стоит и с интересом разглядывает неподвижно лежащего у его ног Ю.И. … без головы. Уронив овощи в снег, Татьяна в панике несется к Нуреку. В голове у нее, по ее же собственным словам, бьется единственная безумная мысль: «Откусил!» Темно, подробностей не видно, но обезглавленное тело начинает тихонько шевелиться, и Нурек немедленно с жутким рычанием нависает над ним. Подбежавшая Татьяна обнаруживает, что Ю.И. умудрился натянуть на голову ворот своего тулупа. «Ю.И., Ю.И., ты жив?» В ответ нечленораздельное мычание, тонущее в грозном рыке Нурека. Нурек настроен не то чтобы очень агрессивно, но решительно. Добыча ему не нужна, но отдавать ее жалко. Когда еще удастся поймать кого-нибудь. Поэтому Татьяну он не подпускает. А делать что-то нужно и быстро. Мороз, долго в снегу не пролежишь. Девушка старается отвлечь Нурека от Ю.И. и переключить внимание на себя, это ей с трудом удается, и она шепчет онемевшими от страха губами: «Ю.И., ползи!» На что получает резонный вопрос из-под тулупа: «Куда?» «Назад ползи, как лежишь, так назад и ползи!» Как неуклюжий новобранец, Ю.И. начинает совершать замысловатые телодвижения, отдаленно напоминающие те, что совершает оказавшийся на человеческой ладони яблочный червячок. Татьяна только что в пляс не пускается перед Нуреком, стремясь отвлечь его от маневров Ю.И. Наконец, Ю.И. оказывается на безопасном расстоянии, Татьяна обессилено опускается в сугроб и сквозь всхлипывания обещает Ю.И. самолично довести начатое Нуреком до конца. А Нурек уже совершенно не интересуется Ю.И.. Зачем? Все равно, не достать! Незадачливого Ю.И., притихшего и слегка пошатывающегося от боли и пережитого страха, Татьяна увела в дом, где выяснилось, что Нурек действительно схватил его за голову. Раны были небольшие, все-таки через меховую зимнюю шапку кусал, да и как только Ю.И. упал и затаился, натянув на голову тулуп, Нурек его оставил и только охранял. И вообще, за голову поди, ухвати! На оклеенной обоями стене в нашем домике еще долго красовалось кровавое пятно, в том месте, где усаженный на стул для оказания первой помощи Ю.И., прислонился головой. Произошло все очень просто и незатейливо. Ю.И. пошел к Нуреку, излучавшему обманчивое дружелюбие и покорность. Добравшись до него напрямик по снежной целине, и слегка запыхавшись, Ю.И., неловко оступился, и оказался вплотную к собаке. Лучшего Нурек и ждать не мог. Наверное, Ю.И. наклонился в последний момент, поэтому собаке и попалась голова. Хорошо, что Ю.И. хватило выдержки и смекалки ничего самостоятельно не предпринимать до появления Татьяны, иначе его потери могли быть куда существеннее. Тому, кто имел дело с караульными собаками, из моего рассказа станет ясно, что Нурек относился к той их части, от которой больше хлопот и неприятностей, чем пользы.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 10:41 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Е.Орочко
ПРО РЫБУ

Дрессировщик как не крути человек творческий, и, как творческая личность имеет право на некоторые странности. В частности поглощенный занятием с собакой или подготовкой к нему может совершенно забыться и в благородной рассеянности не обращать внимания на то, какое впечатление производит на окружающих его «нормальных» людей.
Ехала я как-то заниматься с собакой, собираясь среди прочего заняться отучением ее от скверной привычки собирать с земли и поедать всякую дрянь. Для этого случая у меня были заготовлены различные объедки, которые предполагалось заранее разбросать на месте занятия. Известно ведь, что собаки предпочитают схватить что-нибудь с земли в наиболее неподходящий момент: будучи без поводка, а хозяин далеко и, разумеется, считает ворон. Пока заметит, сообразит, истошно заорет: «фу! Плюнь! Кому сказал!», рванет к собаке в наивной попытке догнать и отобрать! Даже если он ее и изловит, отбирать уже нечего. На поводке же собаки предпочитают склевывать что-нибудь мелкое, словно специально предназначенное для быстрого заглатывания. И Ваше напряженное вглядывание вглубь собачьей глотки бессмысленно, как впрочем, и обнюхивание ее пасти, сопровождаемое вопросом «Что ты съела, зараза?».
Поэтому я предпочитаю на первых порах, отучая собаку хватать всякую гадость с земли, твердо знать, что, где и в каком виде она может найти. Стало быть, все приготовить самой.
Ехать мне предстояло на электричке. Оказавшись на платформе несколько раньше нужного времени, я прикидывала, как буду действовать. И показалось мне, что запас объедков у меня в этот раз скудноват: кусок хлеба, кость, колбасные шкурки. А тут, как будто специально для меня, лоток с рыбой. Разная, главным образом копченая, всевозможных калибров. Вот что прекрасно дополнит мою коллекцию! Тем более что рыбные очистки попадаются собакам очень часто и чрезвычайно привлекательны для них. С энтузиазмом устремляюсь к лотку.
Рыбу, естественно, решаю купить самую дешевую (мойву) и, к чему роскошествовать, в одном экземпляре. Подхожу к тетке за прилавком и выдаю ей эти свои соображения, добавив после кратковременного раздумья: «…и помельче, пожалуйста!». Тетка всякое на своем веку повидала и, надо отдать ей должное, безропотно взвесила мне мойву, одну штуку, помельче. Мойва, как известно и крупная то не осетр, а уж мелкая… Плачу причитающиеся с меня копейки, тетка протягивает мне рыбу, справедливо полагая, что столь ничтожная покупка в упаковке не нуждается (а может, решила, что я ее прямо на месте съем). Я соображаю, что рыбешка хоть и крохотная, но невероятно вонючая. И решаю присоединить ее к уже имеющимся у меня деликатесам. Довольная удачным приобретением, деловито роюсь в сумке, достаю пакетик, а там у меня как вы помните кусок хлеба, кость и колбасные шкурки, и протягиваю несчастной продавщице в приглашающем жесте: давайте, дескать, сюда Вашу рыбу. Замечательно! Только заметив остолбеневший вид продавщицы, я соображаю что что-то не совсем так. До сего момента мне и в голову не приходило, как все происходящее выглядит со стороны.
Нужно для полноты картины добавить, что дрессировщики на занятия не в вечерних туалетах ездят. Брюки с отпечатками лап предыдущего «клиента», куртка с пятном подозрительно похожим на засохшие слюни, кроссовки, свидетельствующие если не о тернистости пройденного в них пути то уж, по крайней мере, о его продолжительности. Вид не безупречный. Не могу сказать, что бедная женщина обо мне подумала, но в лице изменилась сильно. Прогуливаясь в ожидании электрички, я то и дело ловила на себе ее растерянный взгляд. Пакет с объедками в ее глазах стал тем самым последним штрихом, превращающим небрежно одетого, но еще достойного члена общества в аккуратного но бомжа.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 10:43 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Е.Орочко
Про себя.

Четыре сорок пять. Утра. Или ночи. Противный звук будильника. Не такой уж и противный. Это еще не мне. Муж просыпается мгновенно. Удивительно! И, еще удивительнее, мгновенно выпрыгивает из кровати. Завидую. Не тому, что в 4.45, а тому, что мгновенно. Мне на раскачку нужно … ох! Сейчас главное – не просыпаться. Мне же можно еще спать – лихорадочный подсчет – четыре часа! И я с-е-й-ч-а-с …з-а-с-с-с-н-уууу! Сплю. Поток света врывается через распахивающуюся дверь вместе с громким, просто оглушающим шепотом.
- Тебе на сколько будильник ставить?
Ну почему, почему нельзя было послушать, что я говорила вечером?
- На восемь же, на восемь, спать я хочу. Не всех же здоровый образ жизни на пробежку среди ночи влечет. Спааать!
Теперь сразу не заснуть. Из прихожей доносятся приглушенные звуки разговора. Ну, здорово! И о чем это можно разговаривать с собакой в такую рань? Прислушиваюсь. А! Собака, тоже не дура, к здоровому образу жизни приобщаться сегодня не хочет. Ей я сочувствую, но помочь не хочу. Если сейчас гаркнуть: «Оставь ты ее досыпать!», потом придется шлепать с ней самой. В конце концов, здоровый образ жизни не так и плох, пусть побегает. Наконец они вытряхиваются, к моему облегчению и неудовольствию животного. Господи! Бегать кругами по темному, холодному и абсолютно пустынному парку! Собака сообразительная, она давно углы срезать научилась, а на последнем витке вообще никуда не бежит, а сразу шагает на спортплощадку. Там она, пока хозяин истязает себя физическими упражнениями, бродит, меланхолично собирая кости. Кости муж отбирает и кидает в трубу - вертикальную стойку турника. По моим подсчетам она должна была переполниться лет пять назад. Тем более что он не один такой. Другие просто встают позже. Нет, спааать! Пусть себе бегают! А ведь я тоже когда-то… Но не долго! Спать-спать-спать!!!
Сплю. Неясные звуки, позвякивание ключей и …!!!… снова разговор! Что теперь-то, Господи! Уже не прислушиваюсь, но слышу все равно. Ага! Запасливая собака принесла кость с собой. Происходит процесс отбирания, он сопровождается дежурной нотацией. Текст не нов, я слышу его чуть ли не ежеутренне. Неужели нельзя отобрать кость у подъезда, в подъезде, на худой конец! И лекцию о вреде собирания костей прочитать там же. Заодно и соседская собака послушает. Судя по количеству разнокалиберных костей, появляющихся на лестнице, ей не помешает.
Спать-спать-спа… Опять будильник! Боже мой! Боже – мой, а будильник, ура, не мой! Спа… А дочь-то зачем в такую рань встает! Гены, не иначе! И явно – не мои. Да, что-то про «повторить немецкий – английский» припоминаю. Я здесь не при чем. Это не мой профиль. Мой – физика – химия! Вот бы наша физичка удивилась. Я и сама удивляюсь, что до сих пор отличаю Гей-Люссака от Бойля, Мариотта, и их троих от грамм-моля. И задачки решать помогаю, если что. А по теперешнему учебнику физики только лампочки перегоревшие заменять научишься. Что не говори, а в наше время… Время! Еще есть время поспать! К черту Ньютона и компанию.
Сплю? Тогда почему опять разговор? Только теперь уже в два голоса. Собака заговорила? Нет, собака – вот она. Проникла в комнату и досыпает. Набегалась, бедолага. Оказывается, муж с дочкой спорят, кто первый в душ пойдет. Как же это получилось? Обычно они не пересекаются. Ах, да! Не «английский-немецкий» повторить, а «голову помыть с утра». Ну, берегись, папа! Если не отвоюешь первую очередь, рискуешь опоздать на работу! Мисс Вселенная не скоро ванную освободит. Молодое поколение побеждает. Все-таки и мои гены имеются. Посрамленный папочка обиженно гремит в кухне сковородкой. Судя по грохоту, со сковородкой справиться легче, чем с родным дитятей. Поверженная посудина издает жалобный звук и затихает у ног победителя. Победитель разражается обвинительной речью. Разговор со сковородкой я слышу впервые, и, на мой взгляд, он нуждается в редактировании. В таких случаях наш компьютер с неодобрением вопрошает: «…если вы допускаете в своей речи…». Я не допускаю, категорически. О чем и сообщаю на кухню. Изумленный голос из кухни: « А ты не спишь?» Из чистой вредности отвечаю: «Сплю!» Пусть завидует!
Еще час, даже больше. Все же можно поспать. Но уже не хочется, правда, вставать – тоже. А день предстоит длиннющий и набит делами до отказа. Может, уж встать? От этой мысли почему-то захотелось спать. Вот и отлично, еще часок…
- Мам! – виноватые интонации наводят на мысль, что спала я недолго.
- А деньги на немецкий? Забыла?
Я забыла? Вот так раз! Происходит выдача денег, а заодно и ценных указаний. Да здравствует бесплатное среднее образование! Впрочем, не такое уж и бесплатное. Хотя и среднее. В кровать возвращаюсь исключительно из принципа. Мысли о деньгах вытесняют остатки сна. За школу…, за немецкий…, за … И что еще впереди. А ведь пора определяться с будущим. В наше время приличные родители чуть не с пеленок о карьере заботятся. И не дают отпрыску отклониться от курса. То - приличные! Но отпрыск не желает становиться бухгалтером. Мятежный дух и Музы влекут в неясные дали. Музы, Музы, тоже не бесплатные. Видение алчных муз, тянущих многочисленные руки к семейному бюджету пробуждают лучше всякого кофе. Да, гены, гены. И опять мои. Зато у меня жизнь интересная.
Все, с такими мыслями не уснуть ни за что. Да и пора уже вставать. Начинать интересную жизнь. Вот и собака проснулась.
- Выспалась?
Собака со вкусом потягивается и смотрит вопросительно.
- Ну, что? Завтракать? Погоди чуток.
В ванной привычный легкий беспорядок и вода на полу. Отряхиваются они после душа, что ли. Хотя, полотенца влажные, значит, вытираются все же. Теперь на кухню – поле недавнего сражения. О, поле, поле, кто тебя усеял…крошками! Да так густо! Кур кормить можно. Ладно, крошки - долой. Липкую лужицу на столе – долой. Эти гены – не мои. Чашки, ложки и даже пострадавшая сковородка сверкают чистотой. Замечательно. Правда одна ложка сверкает почему-то из-под забытой на столе книги. Во дают!
- Ну, собака, дождалась! Налетай! Зачем же сразу прятаться под стол? Миска же не кусается. Да знаю я, что сухой корм ты не жалуешь, но при нашей вечной спешке отличная вещь. Ведь с консервами ты любишь. Ну, вот еще кусочек сыра сверху для затравочки. Давай-давай. Подкрадывается к миске, будто пол заминирован! А еще лабрадор! И нечего смотреть на мой бутерброд такими глазами. Как же здоровый образ жизни? Ладно, один кусочек.
Видели бы нас сейчас мои клиенты. «Не позволяйте попрошайничать у стола, проявите выдержку, и все получится…» Тьфу!
Все. Пора трудиться. Сегодня вернусь пораньше, всего два занятия, правда, в разных концах города. И между ними совершенно никчемный перерыв, как бы его использовать?
- Собака, спать.
Ох! Прямо навязчивая идея какая-то: «спать». Десять минут до «вылета». Поводки, цепочка, строгач, лакомство (лучше возьму свое, второй раз мне их крабовые палочки не пережить). Объедки не забыть. Что у нас там в морозилке? Надо выбрать покрупнее на первый раз, а то и моргнуть не успеешь, как проглотит. Вот классная кость, и эта тоже пойдет. Хватит, что ли? Собака, брысь, не тебе это. Хотя тебе бы тоже надо профилактику устроить, а то обнаглела совсем. Остальное – обратно в холодильник, до следующего раза. Хорошая у меня коллекция собралась, на любой вкус. Пожалуй, сосиску нужно обновить. Уж больно потрепанный у нее вид. Еще бы, последний раз ей нелегко пришлось, трижды была на грани поедания. А какое лицо было у мужа, когда он этот пакет обнаружил! Все-таки мужики нервные! «Что это, что это???» «На черный день собираю, вот покажет тебе фигу военно-промышленный комплекс, пригодится!» Чуть не поверил. Доверчивый. Пора бы уж привыкнуть к моим штучкам, а все равно попадается.
Вроде готова. Ключи, часы, кошелек, мобильный, газ, свет. Куда еду, помню. Перчатка, зараза, рыбой пахнет. Вот вам – крабовые палочки.
- Пока, собака. Охраняй дом, залезут жулики, хоть сама спрячься.
Убегаю. Телефон!!! Не пойду, кому надо – перезвонят на мобильный. С другой стороны, может это не им надо, а мне. Так и быть, минутка есть, подойду. Подошла. Тщательно распланированное расписание на неделю – псу под хвост. Еще один такой звонок, и мне его уже не перекроить. Расползется по всей неделе, и, привет не только единственному выходному, но и давно задуманной поездке в Третьяковку. В кои-то веки дочь правильную Музу осчастливить своим вниманием захотела. Ладно, эту мысль додумаю по дороге. Снова телефон! Ну, нет, дудки. Остальные неприятности подождут до вечера. Опоздать еще не хватало.
«Здравствуйте!» - соседке. Ах, неудобно, опять старушка лестничную площадку моет. Мне бы надо.
Рысцой по улице. Приветствуем общественный транспорт в лице метрополитена имени Ленина. Интересно, а его почему не переименовали. В «имени Пушкина». Звучит! Не звучит, и Пушкина жалко. Пусть остается имени Ленина, так тому и надо.
Ну, вот и приехала. Хорошо заниматься в таком месте. Есть где собаку отпустить, уединиться с ней можно. С этой собакой я занимаюсь сама, без хозяина. Чрезвычайно занятый, хозяин обещал присоединиться, «когда собака всему научится». Пожинать лавры собирается. Язвительность моя, впрочем, неуместна. Такой вариант с этой собакой – наилучший. И мне повезло, что хозяин сам его предложил. Возьмись он лично псину свою дрессировать под моим руководством, замучились бы все трое. А в результате, потеряв изрядно времени, пришли бы к тому же. Главное, чтобы он не забыл своего обещания присоединиться. Совсем недавно был случай. Занималась-занималась, до блеска собаку довела, самой нравится. А как дошло время до обучения хозяина, у него то насморк, то погода плохая. Так ни на чем и закончили. Мне-то, в принципе, что, но ведь обидно. Он команду толком подать не умеет, не говоря ни о чем другом, а при случае будет говорить: «Вот, с инструктором занимался, а что толку!» Ладно! Не теряем оптимизма! Звоню в дверь. За дверью звуки борьбы и пыхтение. Отчаянные крики: «Пошел на место, я сказала!» Всегда поражаюсь, как им это удается. Столько шума и никакого результата. Наконец дверь открывается, и, отталкивая друг друга, меня приветствуют элегантная пожилая дама и объект моей дрессировки, рыжий устрашающего размера лабрадор. Прямо Красавица и Чудовище. Я люблю лабрадоров. Хотя мне, как дрессировщику, чаще попадаются не лучшие представители, все равно люблю. Пес же с первого занятия воспылал ко мне неумеренной любовью. Еще бы! По его мнению, я хожу с ним гулять. А то, что я его дрессирую, ему не мешает. Мое появление привело его в совершеннейший экстаз, и, отпихнув даму, пес устремляется ко мне. Мне не нравится, когда почти пятидесятикилограммовая собака со всего размаха прыгает на меня, пусть даже из лучших побуждений. Это вообще никому не нравится, но не у всех есть выбор. У меня – есть. Мы с ним еще на первом занятии выяснили, что так не пойдет. Но он надеется, что я отступлю, и каждый раз проверяет. Мрачный окрик «Нет!» останавливает его в полете. Затертое и употребляемое владельцами без всякого подкрепления, просто для связки слов «Фу!» я использую не часто. Ловлю себя на этой мысли, и сама удивляюсь, как это «Фу!» само собой выпало из моей речи. Подпрыгивая на месте, лабрадор виновато моргает, и я хвалю его, кусочек сыра молниеносно исчезает в бездонной пасти. Я не уверена, что он его заметил. Вежливо отказываюсь от предложенного чая, надеваю на притихшего пса строгий ошейник, пристегиваю поводок, рассовываю по карманам (за что люблю свою старую ветровку, так это за изобилие карманов) лакомство, цепочку, палочку для аппортировки, еще один поводок; и мы готовы. Во время всей нехитрой процедуры дама не сводит с нас глаз и завистливо вздыхает.
- Как он Вас слушается! - И расстроено добавляет - А у меня сегодня утром опять кусок колбасы со стола стащил! Я Володичке завтрак готовила и только отвернулась к плите, а он хвать и съел сразу.
Володичка – ее сын и владелец «Чудовища».
«А по наглой рыжей морде!!!» звучит дилетантски, хотя вертится на языке. Профессиональные же рассуждения о механических воздействиях явно не производят на даму нужного впечатления.
- Маргарита Сергеевна! Да стукните Вы его за такие дела! - в отчаянии восклицаю я.
- А можно?
Вот те раз!
- А он не обидится?
Смотрю на собаку и на даму. Представляю, как та шлепает ладошкой по широченной мускулистой спинище лабрадора, торопливо пожирающего украденную снедь. Пожалуй, ему это даже понравится. Соображаю, как бы поделикатнее объяснить, что «обидеть» его шансов практически нет, разве что у нее припрятано хорошее полено. Так говорить нельзя. Говорю, как можно. Получается хорошо и, главное, убедительно. Глаза дамы загораются надеждой. Оставляем ее разрабатывать план мести.
Чинно благородно проделываем путь от квартиры до улицы. Вспоминаю, как в первый раз, не восприняв меня всерьез, пес перемахнул через несколько последних ступенек, заставив меня чуть ли не кубарем скатиться следом, и долбанулся всем своим организмом в закрытую металлическую дверь подъезда. Причем не лапами прыгнул, а просто плечом врезался со всего размаха. По дому распространился жуткий звук. Не успел он затихнуть, как пес повторил свой прием, уже без разбега. Вот сила-то дурная. Обычно я бываю готова к таким собачьим штучкам, и с первого раза не даю буянить, а тут оплошала. Он меня с толку сбил, довольно спокойно себя вел, я и расслабилась. Больше этот номер у него не прошел. Идем к скверу, где обычно занимаемся. Быстро он научился «рядом» ходить, так старательно повторяет все мои движения. Мимо детской площадки, где галдящая малышня играет в мяч. Глазки моего подопечного загораются азартным огнем, ноги вслед за глазками устремляются к мячу. Моя решительная команда и ощутимый рывок возвращают глазки и ножки на прежние места. Для профилактики делаем пару кругов вокруг площадки, ну, вот, другое дело. Да и пойдем, пожалуй, а то мамаши уже косятся. Нужно будет позаниматься этим и в других местах.
Через двор, где всегда полным-полно мелких собачек. А вот и они. Ну, это уже пройденный этап. Собачки, не решаясь приблизиться, издалека разражаются противным лаем, но мы выше этого. Гордо задрав хвост, следуем своим путем. Последняя собачка, лохматенькое создание загадочного происхождения, преграждает нам путь. Она на поводке, поэтому смелее остальных. Обычно владельцы маленьких собак не утруждают себя вмешательством, полагая, по-видимому, что хозяину крупной собаки доставляет удовольствие из последних сил удерживать ее или наказывать, чтобы избежать конфликта. Но эта бабулька не из таких. Сурово глянув на беснующуюся собачонку, она лихо отдергивает ее от нас, и я немедленно проникаюсь уважением к обоим, тем более что собачонка моментально умолкает. Правда, ненадолго, но все же! Старушка же раздраженно выговаривает собачке: «Будешь бросаться, отстегну поводок, и гуляй один, как хочешь!» Угу, испугала! Заветная мечта этого существа - оказаться без поводка и носиться со всеми прочими по двору, кидаясь на непонравившихся прохожих и терроризируя больших собак.
Последний рубеж на пути к скверу – автостоянка со стайкой местных дворняг. Они огромные и нахальные, а обойти их негде. «Чудовище» страстно желает помериться с ними силами и заранее с вожделением поглядывает в сторону забора, из-под которого они обычно вылезают. Сегодня дворняг почему-то нет. Пес разочарован, и перышки, поднявшиеся было на его холке, медленно опускаются. Можно подумать, ему разрешили бы подраться. Простота! Который раз уже ходим, а он все надеется. Вот и сквер. Пришли.
- Погуляй немного, и приступим. Потом еще по улице походим, среди прохожих наше «рядом» уже не такое виртуозное. И на выдержке возле магазина посидим. Ну, ты посидишь, а я сделаю вид, что в магазин пошла. Идет? Ну, ладно, давай, что ли «ко мне»? Потом еще погуляешь.
Дальше все идет обыкновенно, ничего неожиданного не происходит. Никаких алчущих нашей крови ротвейлеров, никаких нервных тетечек, которым мы мешаем «…тут со своей собакой…», никаких (спасибо тебе, Господи!) добровольных советчиков, жаждущих научить меня, как правильно дрессировать. Но какой же он сильный! К концу занятия у меня ноют руки-ноги. Да еще ухитрился, пробегая мимо, толкнуть меня головищей своей. Синяк обеспечен.
- Славно потрудились, побегай маленько и домой.
- Получайте, «ученую собаку», Маргарита Сергеевна!
- Устал, бедненький! Замучился! Ничего, сейчас лапки вытрем, и отдохнешь!
«Бедненький» томно вздыхает и брякается на спину. В таком положении коленопреклоненная Маргарита Сергеевна вытирает ему лапы. Опять! Смотреть на это – выше моих сил, и я с преувеличенным интересом разглядываю полки с книгами. Все мои попытки прекратить это безобразие не увенчались успехом. Маргарита Сергеевна совершенно не способна на решительные действия против собаки. Хотя ничего особенного не требуется. Бессмысленная затея. Ей легче ползать на четвереньках, чем заставить пса сидеть. Ну и ладно! Договариваюсь о следующем занятии и исчезаю.
Маленький перекур используем с толком. Посмотрю подарок для дня рождения племянницы. Барышня уже почти взрослая и с претензиями. Заглянуть в «Косметику»? Ох, нет, слишком породистый магазинчик, в моем сегодняшнем прикиде я в такой не пойду. Оттуда такие дамы выплывают в облаках французского парфюма. Я их боюсь! Лучше пробегусь по рынку.
Метро, метро, все того же имени.
Так, следующее занятие не предвещает ничего особенно сложного. Щенок. Лабрадорчик пятимесячный. Такая ласточка! А, главное, толковая девушка-хозяйка, которая к нему прилагается. Все шансы на хороший результат. Ласточка, правда, большой любитель собачек, но мы с этим справимся. Девушка исправно гуляет с щенком на длинном поводке, делает все, что предписано, и первые успехи уже налицо. Заниматься с такими старательными двуногими одно удовольствие. С ними любое четвероногое можно одолеть. Занятие прошло как по маслу. И вот я свободна. Щассссс!!! Мобильный ехидно попискивает в кармане.
- Перенести завтрашнее занятие?
Ох, куда же?
- Ну, только если на сегодня! - легкомысленно говорю я, уверенная, что этот вариант не подойдет. И кто тянул меня за язык? «Сегодня» подошло, и я еду в противоположный конец города, похоронив мысль о раннем возвращении домой. Конечно, это моя работа, и я должна радоваться, и радуюсь, что она есть, но все-таки…
Домой я все же возвращаюсь. Поздновато. Встречающие меня домочадцы подозрительно услужливы. Сумку буквально вырывают из рук, не успела я переступить порог, куртку принимают с проворством вышколенной прислуги.
- Да ладно, кроссовки я сама сниму! Признавайтесь, что натворили!
Говорят, ничего. И даже, кажется, обиделись.
- Да ладно. Шучу я.
И все же странно, неужели ничего.
- Что будешь на ужин, я поставлю греть?
Нет, не может быть, чтоб ничего… Даже собака скептически прищуривается, глядя на них.
- Ну, давай, собака, раскалывайся, ты же в курсе!
Собака дипломатично помалкивает, предательница.
Я неторопливо жую, блаженно вытянув натруженные ноги. Узнаю, кто звонил, чего хотел. Слушаю про школьные дела дочки и работу мужа. Попутно соображаю, кому обещала позвонить, кому не обещала, но должна. Недолго я наслаждаюсь, телефон. Хотят заниматься. Будем заниматься. Могут только по вечерам. Виновато кошусь на своих, конечно, плохо, когда меня нет вечером дома. И я обещала, что, если будет достаточно работы, на вечерние занятия не соглашаться.
- А утром?
Ура! Можно утром, хотя в такую рань, тоже не подарок! Ладно, дважды в неделю переживу. Еще пять секунд жую. Телефон. Собаку предлагают. Помесь. Чего-то с чем-то. Очень умный, послушный, красивый, здоровый и воспитанный. Как обычно. Четверть часа выслушиваю дифирамбы неведомой дворняге, безуспешно пытаясь прервать их, что бы вставить свое, единственно важное: не берем мы метисов. И, вежливо, стараясь не обидеть доброго, но энергичного дарителя, объяснить, почему. Наконец мне это удается. Ответное «да, я понимаю» звучит неубедительно. Со мной не согласны по всем пунктам. Так случается слишком часто, чтобы принимать близко к сердцу. Но я все равно расстраиваюсь. На этот раз хоть не спорили. Холодное «до свидания» и отбой. Пока я разглагольствовала, мои убрели к телевизору.
- Куда же вы, я уже все!
Телефон! Делаю страшное лицо, одновременно - «да» в трубку и жестами пытаюсь убедить вернувшегося в кухню мужа, что освобожусь через минуту.
- А, мам, привет!
Муж, безнадежно махнув рукой, исчезает. Он прав. Это не на минуту. Положив трубку, решаю сразу уж и сама позвонить. Пара звонков и еще один. Ой, и еще один, пока не поздно. Все! Ан, нет. Звонит, гадюка, снова. К счастью, не меня, дочь. Пока телефон занят, можно без опасения, что немедленно кому-нибудь понадоблюсь, заняться домашними делами. Потом посмотреть почту. Ответить на вчерашнюю и, грешна, позавчерашнюю. Вечно я задерживаюсь с ответами. И когда другие все успевают? «Спокойной ночи» - дочь. «Спокойной ночи» - муж. Собака вообще давно похрапывает. Правильно, ей рано вставать. А что это у меня в тазике плавает? Боже, это же я джинсы стираю. Третий день уже. Надо заканчивать, а то растворятся. Что там с едой? Ага, полный порядок. Продержимся до конца недели. Так, по мелочам прикупить, и продержимся. Можно закругляться. Телефон!!! Есть только один человек, из известных мне, который считает полночь началом вечера. И я ему рада. «Привет, Карлова!» Это надолго, но для души.
Пора спать. Под бочок к сонному мужу. В его объятия. Как хорошо.
- О! Да! И вот здесь еще! Нет, пониже! Мммммм!!! Нет, это не «зона такая эрогенная странная», это в меня сегодня «Чудовище» с разбегу головой врезалось, синяк там зреет, болит. Обиделся, что ли? Ну, я не нарочно, мой хороший! ..
4.45, будильник. Все сначала.

И я люблю эту свою суматошную жизнь, свою беспокойную работу, свою непоседливую семью, свою вредную собаку, своих замечательных друзей.
Может я тоже лабрадор?

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 10:49 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Е. Орочко
Про них.

«Если, мой дружище, есть у нас враги,
Значит, есть, наверно, и друзья…»
Ю. Визбор
.


«Про них» - значит про нас, то есть почти про себя. Мы очень разные. Что нас объединяет? Общее дело, общие принципы, общее упрямство, общие враги. Они-то у нас точно общие. И мы, как стадо, все рогами в одну сторону в случае чего. Вууу!
Корни нашей дружбы уходят глубоко, и в этом, наверное, все дело. Мы были слишком молоды, когда встретились. И никакие четыре маршрута в день, а это, между прочим, чуть не двадцать километров, вместе со всеми остальными передвижениями, не могли истребить в нас неукротимой потребности в событиях. Просто жить и работать «как завещал великий Ленин» для нас слишком сложно. Двадцать лет – это вообще не возраст. Можно считать, еще и не родился. С тех пор мы немного подросли, в смысле повзрослели. Лет так на … Какие счеты между своими? Да, и не заметно совсем.
Мы не сильно изменились. Чуть побольше цинизма и поменьше романтизма, а в остальном – вполне узнаваемые персонажи. Едва одного посещает какая-нибудь бредовая идея, и, глядишь, остальные тут как тут. Поворчат для порядка, но отказаться от участия не в силах.
Мы столько лет существуем бок о бок. Рассказываешь им что-нибудь и уже знаешь, что услышишь в ответ. «Есть в тебе, Ленка, элемент садизма». (В ответ на рассказ о том, как я заставила «изучать» команду «рядом» даму с ротвейлером, не пожелавшую надеть на него строгий ошейник.) Это Карлова, и чувствуется, что этот элемент ее не только не тревожит, но доставляет явное удовольствие. «Вот, меня всегда поражают такие люди.…Зачем, спрашивается…, и я не понимаю». Галя. Голос звенит от праведного гнева. «Ну, не знаю! А мне, честно говоря, эта собака очень понравилась!» Восторженной Наташке часто они поначалу нравятся. И в конце. Посередине бывает всякое. «Ой, я даже не знаю! Это надо подумать". Нина обычно на всякий случай сомневается. И правильно. С нами ни на что сразу соглашаться не следует. Потом не отвертишься. «Ленк, я знаешь, вот о чем подумала…» Анжела. Конечно, еще не знаю, но уже пугаюсь. На вкрадчивость интонации и обманчивую смиренность голоса я не покупаюсь. Наиболее сомнительные затеи всегда преподносятся именно так. «Мы должны приносить людям пользу», - это я. Стоны в аудитории.
Подозрительное чувство юмора. Восприятие мира живенькое такое.
Какой-то случайный знакомый разговорился с нами. Так, о том, о сем. Между прочим, посетовал на худобу своей собаки. «Уж что только не делал». - говорит. Хотел продолжить, но не успел, три голоса одновременно ехидно спросили: «А кормить не пробовали?» Жизнь людей, у которых головы устроены подобным образом, не может быть скучной. Она и не скучная. Отнюдь.
Наш любимый день – первое апреля. В этот единственный день в году мы можем вести себя естественно, при этом, не очень отличаясь от нормальных людей.
Есть люди, разыгрывать которых – сплошное наслаждение, они просто созданы для этого. У нас есть такая постоянная жертва. Алла не только не обижается, но и сама получает удовольствие, становясь объектом очередного розыгрыша. Во всяком случае, нам приятно так думать. Между прочим, что-то давно мы не … И первое апреля уже приближается.
Согласна, некоторые наши проделки не очень оригинальны. Например, приклеивание Аллиных кроссовок к полу больше к лицу расшалившимся пятиклашкам. Но, это только кажется. Потому что при отклеивании подметки отказались расставаться с линолеумом и остались с ним навсегда. Ну, попался хороший клей в кои-то веки. Кто знал! Когда с помощью этого клея пытались подремонтировать ботинки, ничего не вышло. А тут, такой эффект!
Ушивание джинсов на три размера тоже весьма банальная шутка. Несколько оживил ситуацию тот факт, что обнаружила Алла это, уже начав переодеваться, т.е., успев вылезти из рабочих брюк, к тому же ее немедленно позвали к телефону, расположенному в весьма людном месте. Телефонный звонок организовали не мы, недоработка.
Интересно, ведь мы почти никогда не готовились заранее. Все наши мерзкие шуточки приходили в голову стихийно и сейчас же осуществлялись.
Один из первоапрельских дней не сулил нам ничего интересного. Алла прямо из дома отправилась смотреть предложенных собак и на работу приезжать не собиралась. Мысль, что Алла на этот раз улизнула, не давал нам покоя весь день. Готовые придумать что-нибудь по ходу дела, мы оказались лишены такой возможности. Почему-то все были уверены, что Алла специально подгадала поездки на этот день, что подогрело наше воображение и желание нашкодить. Кто именно это придумал, не помню. Коллективный разум, вероятно. Но, если автор заявит о себе, возражать не буду. Настаиваю только на одном – это не я. У меня был тогда какой-то мрачный период в жизни, не располагающий к общественным развлечениям. Я о нем сожалею. Не в смысле ностальгии, а в смысле жаль, что позволила себе в него погрузиться. Но это не интересно. Так вот. Комната наша была оборудована очень просто. Две стены закрыты встроенными весьма объемистыми двустворчатыми шкафами с антресолями и отделениями для обуви. Каждый владел шкафом. В нем хранилось все имущество. Были еще конечно и общие, для верхней одежды и т.п. Предполагалось, что в индивидуальном шкафу лежит одежда, снаряжение, чашка-ложка. Хотя для посуды был шкафчик и стол с полкой, каждый норовил запихнуть какую-то посуду и в свой шкаф. Шкафы были оборудованы ушками для замочков. И в недрах каждого, под грудой разнообразного хлама, ржавели давным-давно в едином порыве приобретенные замочки. При полном и безоговорочном доверии друг к другу, за исключением непродолжительных периодов, когда среди нас появлялась какая-нибудь подозрительная пришлая личность, шкафы не запирались. Наверное, это был как раз такой момент, потому что шкаф Аллы был заперт на замочек. А наверху, на антресольке, лежал ключ. Я всегда считала, что ключ, во избежание недоразумений, должен храниться как можно ближе к замку. В идеальном случае – в нем самом. И вот, Аллин шкаф. Противно хихикающие товарищи, воспользовавшись ключом, вынесли из шкафа абсолютно все, до последней нитки, и унесли в соседнюю комнату. Даже крошки и мелкий мусор вымели и тряпочкой все аккуратно протерли. Алла потом очень довольна была. Состряпали из подручных материалов мышку, которую торжественно «повесили» на перекладине для одежных вешалок. Вид «повесившейся» в абсолютно пустом Аллином шкафу мыши вызвал у самих авторов приступ нечестивого смеха. Насладившись картиной, шкаф заперли, ключ вернули на место. На следующий день Алла вместе со всеми приехала на работу, и с удивлением увидела, что все «аборигены» уже в комнате. Обычно они появлялись в последнюю минуту, пользуясь тем, что жили в минуте ходьбы от рабочего места. Не придав этому особого значения, Алла заученным движением достает ключ и открывает шкаф, но ничего не замечает, поскольку, оживленно делясь впечатлениями о вчерашних собаках, смотрит на нас. Мы уже готовы лопнуть от едва сдерживаемого смеха, и Алла почуяла неладное. Наконец, она поворачивается к шкафу. Онемела она, надо отдать ей должное, всего на несколько секунд, сказались годы тренировок. Зато смеялась долго, пройдя все стадии от недоверчивого нервного хихиканья вначале до безудержного хохота со всхлипываниями в конце. Отсмеявшись, Алла осторожно поинтересовалась, где ее вещи. Наверное, решила, что мы для полноты ощущений с ними тоже что-нибудь сотворили. Ее тотчас проводили к неопрятной куче вещей, в которых Алла признала свое имущество. Она долго водружала все на место, благоразумно отказавшись от нашей неискренне предложенной помощи.
А, вспомнила, еще Карлова свой шкаф запирала. По-моему, чтобы набитое туда барахло не вываливалось. В шкафах хранилось столько всего, что вообразить невозможно. Во всяком случае, если возникала потребность в чем-то, это что-то всегда можно было откопать у кого-нибудь в шкафу. От средства для химической завивки волос до цветочных семян и удобрений. Конечно, там царил жуткий беспорядок. Наши пожитки наглядно отражали суть нашего тогдашнего существования. Жизнь и работа переплелись так тесно и замысловато, что отделить одно от другого для большинства из нас стало почти невозможно. Да и не нужно. Это была наша жизнь, не в переносном, в самом, что ни на есть прямом смысле этого слова. Нам было много позволено. Но с нас много и спрашивалось. Порой - начальством. Чаще – нами самими. Какой-то неписаный кодекс, не позволяющий оставить одних на ночь заболевших щенков, собравшуюся щениться суку. Да вот, забавный, но весьма поучительный пример. Отдельное здание на отшибе было, наконец, приспособлено для щенных сук и щенков до четырехмесячного возраста. Изоляция их до прививок - вынужденная мера, единственное действенное средство защиты от заболеваний. Я занималась тогда щенками и была измучена постоянной заботой, оградить их от болезней. День, когда чистенький новенький щенятник принял первых постояльцев, стал праздником. Здание было окружено добротной оградой из рабицы, образовывавшей несколько обширных загонов для прогулок. Рай для подрастающего поколения. Я ревностно охраняла свои владения от визитеров, желающих посмотреть, «как там щеночки». Они и сами скоро перестали заглядывать, смекнув, что это не безопасно для их жизни и моего психического здоровья. И вот, первые щенки подросли, и я стала выпускать их в загон. «Ласточки» - так их стали все называть по моему примеру. Забавно, уж чего другого, а сентиментального сюсюканья я за собой раньше не замечала! А тут!!! Ну вот, подросшие ласточки немедленно занялись подкопами. Чуть зазеваешься, и щенок уже разгуливает за забором. Ограда имела существенный изъян: нижний край не был углублен в землю. Местами даже имелись щели. Щели, конечно, сразу заделали, но ласточек это уже не смутило. Однажды ушла, оставив их гулять (у меня и другие обязанности были). А тут как раз дождь. Как летом бывает, налетит туча, ливнем прольется, и снова солнышко. Я бегу выручать своих подопечных. Они сами в помещение вернуться не могли, дверь закрыта. И вижу. Шлепает вся команда в полном составе из прилегающей к их территории рощицы. Бодро так по лужам шуруют. Мокрые, грязные и страшные. Увидели меня. Обрадовались. Запрыгали, и я тоже стала мокрая и грязная. И страшная. В смысле, страшно злая. Нет. Так невозможно. Решили выложить весь периметр заборов плиткой, изрядные запасы которой остались от каких-то строительных дел. Плитки были довольно большие (то, что надо!!!) и очень тяжелые. И, естественно, на другом конце территории лежали. Рабочие, которые должны были исправить последствия своей небрежной работы, были чем-то заняты, и дело откладывалось на неопределенный срок. А уже подрастал следующий помет землекопов, надо торопиться. И мы решили сделать все сами. Дальше - интересная деталь. Поскольку в рабочее время нам этим заниматься некогда, мы, как само собой разумеющееся, постановили сделать это в выходной. Нет, вы не поняли, не за отгул и не за двойную оплату, а просто в выходной. Почти все участники этого мероприятия в то время жили в служебных квартирах в гостинице Школы. Кто весь год, я с семейством – летом и в зимние каникулы. Была у нас такая привилегия – иметь дополнительное жилье. Но уж мы его отрабатывали. И щенков выращивали в домашних условиях, и собак в любое время дня и ночи лечили, щенков кормили поздним вечером. А уж когда болели щенки!!! Да столько всего! И вот, солнечным летним утром, когда нормальные граждане потянулись в лес и на озеро, мы приступили. К нам немедленно присоединились мой и еще чей-то мужья. Но они – понятно, чтоб мы, дурочки, не надорвались. Потом появился чей-то ухажер, который приехал из Москвы вовсе не каменюки таскать. Но пришлось. К концу дня он уже забыл, зачем приезжал. И отбыл восвояси утомленный и, как хочется думать, довольный. Больше его у нас не видели. Зато к вечеру можно было спокойно выпускать «ласточек» гулять. Как говорится, «без комментариев».
Один раз первого апреля Алла и я уехали по делам почти на целый день. Она – забирать высмотренную накануне собаку, я – приучать к поездкам склонную к укачиванию овчарку. Всю дорогу в машине мы слушали всякую первоапрельскую чепуху, щедрым потоком льющуюся из радиоприемника. Хихикали, пока не сообразили, что товарищи, оставленные без присмотра, времени даром не теряют. Что нас ждет при возвращении, лучше не думать. Мы не ошиблись. Это был их лучший розыгрыш. Мы приехали обратно, когда все еще трудились, и в комнате никого не было. «Вот, - подумали мы, - как удачно, сейчас быстренько разгадаем все их каверзы и не доставим возможности развлекаться за наш счет». В комнату мы прокрались как в стан врага, озираясь и шикая друг на друга. Первым делом решили заглянуть в шкафы. Наученная горьким опытом, Алла открывала свой с такой осторожностью, что мне невольно вспомнилось: «Сапер ошибается один раз». К ее и моему изумлению там оказалось все в порядке. Лихорадочно просмотрев одежки на предмет ушитых брючин и мышеловок в карманах, она замерла в недоумении. Ботинки! Но нет, никаких красно-зеленых шнурков, накрепко связанных между собой, и прочего безобразия. Разум подсказывал, что так не бывает. Уверенная, что по странной прихоти судьбы, на сей раз жертвой выбрали меня, готовая ко всему, я открыла свой шкаф. Странно, но тоже ничего. Только шляпа, которую я всегда клала одинаково, полями вниз, чтобы не теряла формы, лежит наоборот. Вверх ногами. «Вот оно, - говорю я с гордостью первооткрывателя. - Они в нее воды налили». Как завороженные, мы разглядываем несчастную шляпу, не решаясь к ней прикоснуться. Она лежит на верхней полке, что в ней, не видно. «Да ладно, как в нее воды нальешь, она же с дырочками!» - рассудительная Алла не дает разгуляться моему воображению. (Шляпка вязаная). «Ага, они на все способны, а то ты не знаешь!» Помаявшись еще немного, я, наконец, добираюсь до шляпы. К моему изумлению в ней ничего нет, ничегошеньки. Мы разочарованы. Ну, вылилась бы на меня вода, все довольны, и можно спокойно жить дальше. Так нет. Теперь продолжать искать нужно. Решив выпить чайку, и не обнаружив в чайнике ничего кроме воды, мы даже приуныли. Промаявшись еще, Бог знает, сколько времени и так ничего и, не обнаружив, пошли выгуливать собак перед уходом домой. Это была наша последняя надежда. Но собаки оказались на месте, каждая в своем вольере. Никаких перекрашенных лабрадоров, никаких записок типа: «Ушла гулять. С приветом, Альма» на открытом пустующем вольере. Даже обидно. Оказывается, эти гадюки, наши товарищи просто забыли про то, какой день. Заработались, видите ли!!! Мы целый день ломали себе головы, что они натворят без нас, а они!!!
Конечно, и теперь я понимаю это очень хорошо, наши выходки - просто разрядка, реакция на нервное напряжение, которое испытывали мы во время работы. Это только со стороны кажется, что наш труд - приятное времяпрепровождение с собачками на свежем воздухе. Кто пробовал – знает, что почем, остальные – поверьте на слово.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 11:31 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Т.Любимова, г. Москва

Про водолаза Прошу.


Давно это было. Когда в Москве ещё не было рекламы, а летними вечерами в самом центре из распахнутых окон доносился стук тарелок и запах жареной рыбы, и в тихом дремотном воздухе плыл тёплым снегом тополиный пух, визжали стрижи , скрипели качели, и далеко раздавалось: «Ваасяя ,доомооой!»На пустырях росла высокая душистая полынь, которой собачники мазали своих любимцев от блох, и огромные лопухи- ими протирали шерсть ,чтобы блестела. Собачники дружили между собой, и членами пустырного клуба были владельцы овчарок, лаек ,двориков, но были и породы ,ныне неизвестные , одно название которых вызывает ностальгическую улыбку. Вот одна из них: московский водолаз.

Как оказался у мощной пожилой женщины этот здоровенный чёрный мохнатый увалень ,и почему она поначалу так безропотно терпела его странности, осталось загадкой. Но как только вспомню про них, в ушах так и стоит бесконечное «Проша, Проша, Проша!» с разными интонациями, правда, но назойливое ,как гудение комара в летнюю ночь. Относился же к этим взываниям к своей совести кобелюка именно как к неприятному ,но безвредному фактору, слегка нарушающему процесс созерцания и нирваны.

Казалось, что смыслом жизни этот представитель странной породы «московский водолаз» считал уклонение от всяческого шевеления. И успешно его воплощал. Но, на самом деле, это была уже предпоследняя стадия ежедневного действа. Первая стадия выглядела так. Визжит тугая дверь подъезда, выпускает летящего в могучем прыжке водолаза со значительной частью длинного ,в узелочках, поводка и с грохотом закрывается. Снова визжит, и пока женщина с оставшейся частью поводка в руках воюет с дверью, Проша ложится напротив подъезда. Дальше начинается уговаривание: «Проша, Проша, Проша…»Пёс с отсутствующим видом лежит посреди дороги, а хозяйка топчется вокруг, безуспешно пытаясь спихнуть любимца в сторонку . Наконец, Проша решает, что достаточно наказал кормилицу за нерасторопность, и без предупреждения срывается с места ,тяжёлым галопом направляясь к пустырю ,где резвятся собаки. По правилам игры, хозяйка должна очень быстро начать движение следом. Тогда она имеет шансы удержать поводок. Если же реакция её подводила (обычно так и случалось), начиналась вторая стадия.

Обретя свободу, водолаз меняет курс и довольно резво двигается в сторону ближайшей помойки. Выбрав кусок посмачнее, Проша со знанием дела не спеша поглощает продукт, пропуская мимо ушей призывы к своей спящей совести : «Проша, Проша , Проша!» Позавтракав, пёс изволит вновь направиться к пустырю. Не разбирая дороги, он волочит за собой почти невесомую для него хозяйку через сугробы или ямы. Достигнув одному ему ведомой цели, Проша ложится .Основательно. Иногда даже на бок. И лежит. По нему могут бегать собаки, об него могут спотыкаться собачники- Проша погружается в переваривание завтрака и размышления. А о главном, для чего его ,собственно, и вывели на улицу, он не желает думать. Хозяйка вывела, пусть и волнуется ,когда он захочет сделать свои собачьи дела. Зимой его постепенно заметает снегом. Но на размышления это не влияет: мех у Проши тёплый, густой. Что у хозяйки зуб на зуб не попадает, так надо лучше одеваться на прогулку. «Проша, вставай, Проша, Проша!»

Для разнообразия хозяйка пытается поддерживать дружескую беседу гуляющих собачников. Разговор как-то незаметно переходит и движется вокруг водолаза. Тут вдруг выясняется пикантная подробность :её полуторагодовалый недоросль не желает задирать лапу, как это делают все уважающие себя кобели. «Он попрообовал в год, а его занесло, и он упал. Больше не пробует почему-то.»Проша величественно поворачивает башку и долгим взглядом смотрит на хозяйку. «Он просто маленький ещё, ути Плёсенька!»-вдруг умиляется хозяйка и вытирает специальной тряпочкой длинный шнурок слюней, свисающий из-под губы любимца. Спортивного вида девушка с холёной овчаркой Негусом (я ей тайно завидую) отводит глаза и презрительно фыркает в сторону. Прошу она за собаку не считает.

Последняя стадия заставляла отводить глаза всех, кто присутствовал при душераздирающей сцене : вконец окоченевшая хозяйка пытается стронуть с места занесённого снегом водолаза. Она пристёгивает к неподвижной туше поводок и робкими подёргиваниями напоминает собаке о своём существовании. Тот не реагирует. И тогда под бесконечное : «Проша, ну, Проша ,Проша…» тётенька, подобно бурлаку на Волге, метров десять проволакивает кобеля по направлению к дому. Маленькое путешествие на боку несколько озадачивает Прошу и он с интересом ждёт, что будет дальше. Но, поняв ,что хозяйка остановилась только для того ,чтобы перевести дух, и настроена решительно- как угодно тащить негодную скотину домой, величественно поднимается на ноги. Стоящую собаку волочить труднее. Хозяйка снова вступает в переговоры, не забывая пользоваться специальной тряпочкой для слюней. И тогда Проша по-джентельменски освобождает даму от непосильного груза-тряпочки, неожиданно забирает её в огромную пасть –и делает скачок в сторону подъезда. Теперь хозяйка из всех сил пытается притормозить, и, очень быстро удаляясь от нашей компании, кричит: «Проша, а дела сделать?! Проша ,Проша!»

Все ,кто наблюдал это безобразие, решительно сходились во мнении, что Проша патологически необучаем, и это уже пожизненно.

А зря. Потому что Прошина хозяйка ,из любви к собаке ,однажды решилась на почти невероятный для неё подвиг, и…повела его на дрессировочную площадку. Это событие обсуждалось целую неделю. Народ чуть не об заклад бился, что у них ничего не выйдет, но чего не сделает женщина ради любви! И Проша ,на удивление всем, через полгода совершенно честно сдал ОКД. Прекратилась ежедневная комедия, водолаз двигался теперь почти всегда в нужном направлении, но этого было мало . Под руководством хозяйки он принялся грызть гранит науки ЗКС. Девушка с Негусом чуть не упала от удивления, когда в соседней группе увидела знакомую лохматую бошку, а до слуха её донеслось всё то же бесконечное : « Проша, Проша, Проша!»

Не знаю ,как уж он там учился, но дело довели до экзаменов. О титанических усилиях Прошиной хозяйки ,а наипаче дрессировщика, можно только догадываться, а вот про экзамен московского водолаза долго потом рассказывали со слов свидетеля- всё той же хозяйки Негуса. В компании кавказца, овчарки ,эрделя и московской сторожевой Проша был крепко привязан к дереву. Оставив собакам предметы и дав команду «охраняй!» ,владельцы отошли в сторону. С разной степенью бдительности собаки успешно справились со своей задачей, только кавказец в ярости нечаянно сломал своё дерево, но вовремя остановленный громовым «ФУ!», дал фигуранту возможность проэкзаменовать и Прошу.

Медленно приближаясь, фигурант тянулся к оставленной водолазу на сохранение варежке. Проша лежал молча. Пса подразнили палочкой. С некоторого расстояния. Проша ни одним мускулом не дрогнул. Чтобы его немножко расшевелить, прямо из-под морды у него ловким движением фигурант выхватил варежку. Проша недоуменно уставился : «Мужик ,ты что? Не видишь ,что ли ,я охраняю тут? Забыл только ,чего…»И понюхал место ,где только что лежало хозяйское имущество. Энергичный фигурант принялся украденной варежкой охаживать флегматичного водолаза по морде. Тот обиженно отвернулся, а потом со вздохом повалился на бок: «А, всё равно ,охранять уже нечего…»

«М-дяя», -протянул вконец озадаченный фигурант ,-« Ну ,по крайней мере ,выдержка у него хорошая!» На этом Прошино обучение было закончено. Зато ,теперь все знали ,что у московских водолазов- самая лучшая выдержка!

…Как давно это было…На пустыре давно стоит высокий дом, и наш клуб собачников раскидала жизнь по разным местам. Но в тёплой дымке воспоминаний о детстве- всё так же визжат над Москвой стрижи , и мчится по пустырю с друзьями моя чёрно-белая дворняжка, и зовёт хозяйка своего ненаглядного Прошу. Только теперь я начинаю понимать ,что ведь это был настоящий подвиг с её стороны : перешагнув через самолюбие и слепую привязанность к питомцу, она решилась заниматься с почти безнадёжной собакой ,и добилась действительно чуда. Её водолаз стал настолько послушным псом ,что снискал всеобщее уважение . Чего только не сделает женщина ради любви!

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 11:38 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Т.Любимова, г.Москва
«Вася, ком цу мир!», или свисток , рогатка … пулемёт?



Ноябрьских праздников мы ждали, как события. И отнюдь не по политическим причинам. Просто на нашем пустыре снова должна была появиться одна из самых колоритных наших «собачных дам». Из уважения все почтительно зовут её по имени - отчеству: Марья Алексеевна. Или, для краткости, МарьсЕвна. Председатель одного из довольно известных клубов, она держится всегда довольно приветливо, но с достоинством. И вместе со своим лабрадором Васечкой представляет главную достопримечательность нашего пустыря.

Причин такой популярности несколько. Первая – ненаглядный Марьсевнин Васечка был ею взят из клетки годовалым балбесом. Заперт он был за своё исключительное происхождение и цену, и расплачивался за голубую кровь практически отсутствием того, что спецы называют «социализацией». То есть, он долго учился играть с собаками, ходить по улице и ещё многому тому, что для нормальной домашней дворняжки не представляет никаких проблем. Марьсевна считала, что её лабр знает команды, но Васечка предпочитал на людях свои познания не демонстрировать. И поэтому постоянно влипал и влипает в разные ситуации, о которых, добавляя подробности, потом рассказывали друг другу ехидные собачники. Вася является неистощимым источником новостей.

Вторая причина - это марьсевнина общительность ( она легко и долго может говорить на любую тему), и полное, ну просто абсолютное отсутствие у неё чувства юмора. Её реакция на шутки, анекдоты или смешные рассказы непредсказуема, и перлы передаются из уст в уста. Ещё одна интересная Марьсевнина особенность - ужасно болезненная забота о васечкином здоровье. Ей кажется, что мир состоит из подстерегающих собак опасностей. Стоит лабрадору отойти больше, чем на двадцать шагов, как Марьсевна бледнеет, прерывает светскую беседу и испуганно кричит: «Вася, ком! КОМ!!! Ком цу мир!!!» Более привычное российскому уху «ко мне» она не употребляет, чтобы злоумышленники не могли подозвать доверчивого Васю и украсть или отравить.

Первое время Васечка вполне разделял мамино мнение об опасности улицы, но потом возмужал, осмотрелся, и решил, что всё не так уж плохо, мир таит ещё и скрытые радости. Поэтому он сам лучше знает, когда и что ему делать. Отчаянные «ком цу мир!» он пропускал мимо ушей, коротким тяжёлым галопом устремляясь навстречу приключениям и чужим собакам. А поскольку драться он не умел, и принимать позу подчинения тоже, на кроткой лабрадорской морде появились первые шрамы. Марьсевна начала изобретать всё более и более радикальные методы заставить собаку слушаться.

Сначала появился свисток. Обыкновенный, милицейский. Васечке очень понравился звук, он даже несколько раз подбегал посмотреть, как это у мамы получается так здорово пугать запоздалых прохожих. Но потом острота новизны исчезла, пёс к свистку привык и обращал на него внимание не больше, чем на «ком цу мир». Мало того, хорошо откормленный лабр вдруг осознал свою силу, и однажды пришёл гулять в новенькой шлейке: Марьсевна всерьёз опасалась, как бы он не задохся в своём ошейнике по дороге на прогулку. То, что она почти бежала за ним следом, её не так волновало. Но вскоре шлейка и Васечка пострадали в очередной собачьей стычке.

После Большой Драки На Поляне, в которой приняли участие почти все собаки, гулявшие в тот памятный вечер, когда коварная дворняжка Эсмеральда, пошептав на ушко всем своим ухажёрам, стравила их между собой, Марьсевна появилась на прогулке с баллончиком. Как ни странно, кроме Васечки, больше никто не получил ни царапины. Через некоторое время мы уже знали о Газовых Средствах Защиты От Жутких Собак почти всё. Дравшие Васечку кобели нюхали ментол, слезоточивый газ, перец, но главная проблема оставалась: Васечка не подходил по команде «Ком цу мир!». И, поэтому, чтобы его защитить, Марьсевне приходилось совершать прямо-таки спринтерские рывки на невероятной для пожилой женщины скорости.

К тому же, как назло, несмотря на то, что карманы хозяйки были всегда набиты всевозможными деликатесами, по наводке всё той же коварной Эсмеральды, он открыл в пустырных кустах несметные, дивно пахнущие сокровища: рыбьи головы, колбасные шкурки и прочие остатки пикников и выпивок. Но если на эсмеральдином здоровье эти лакомства никак не отражались, то Васечкин организм страдал как от непривычной пищи, так и от лечения всевозможных расстройств. Но ведь ещё в кустах иногда сидели ещё и алкаши, они же могли напугать Васечку, или даже ударить! Хотя, ходят упорные слухи о том, что кто-то бросил пить, приняв в полумраке просящую Васину морду за «белочку», смириться с васиными незапланированными приёмами пищи Марьсевна не могла.

Нервы её были на пределе. Фантазия её изощрялась в поисках разных воспитательно - метательных предметов. Теперь в широкую спину убегающего Васечки полетели ластики. Обыкновенные, школьные. Мы узнали, что средство это надёжное, безопасное и чувствительное для собак. Но не для толстокожего лабра. Поэтому ластики сменил теннисный мячик. Но тогда вслед за Васечкой и мячом неслись сразу несколько помешанных на апортиках кобелей, и неизбежно вспыхивала драка за ценный приз. Больше всех страдал, понятно, бедный Вася. Ему доставалось и мячиком, и за мячик.

Камешки так не интересовали чужих собак, и Васечка несколько раз получил неожиданные и чувствительные удары, но и они не заставляли его променять уличные приключения на общение с мамой. К концу прогулки артиллерийский запас воспитательных средств в карманах Марьсевны иссякал напрочь. Поиски продолжались. Последнее, что появилось нашему взору перед их отъездом на дачу, была гремящая в сторону Васечки рывковая цепочка.

Теперь вы можете понять наше нетерпение узнать, до чего дошла марьсевнина педагогическая мысль за лето. Муж всерьёз предположил, глядя в магазине на внушительных размеров игрушечный китайский водомёт, что это оружие сможет впечатлить Васечку. Стреляющее шариками ружьё тоже признавалось вполне пригодным для этой цели. И вот настал долгожданный день, показались на выгуле знакомые фигуры. Надо сказать, что, несмотря на чудачества, Марьсевну все просто любили и искренне скучали по её рассказам о васиных приключениях. И с удовольствием начали слушать свежий выпуск новостей: как Вася болел (одной Марьсевне ведомой болезнью), как таскал шину, как загнал на забор соседа, зашедшего на участок, как потоптал розы под окном… «Вася, ком! ком цу мир!!!» Как всегда, неожиданно, герой рассказов устремился куда-то прочь. «Кооом!!!» И из кармана Марьсевны появилась… Мы с огромным трудом сдержали рвавшийся наружу хохот. «Вы знаете, - как всегда, авторитетно, начала объяснять всем Марьсевна, вернув-таки Васечку, - это просто прекрасное средство. Бьёт ластиком далеко, метко и больно. Импорт! Настоящая итальянская рогатка!»

Казалось, беды позади… Рогатка работала почти безотказно. Но Васечка достиг возраста, когда можно быть папой, познал радости супружества -и… «Племенной кобель, ну, что вы хотите…», - оправдывала его Марьсевна. Вася нашёл смысл жизни и всеми силами старался оправдать высокое звание «племенной», показывая, на что он способен, и кобелям, и сукам. Естественно, далеко не всем его бывшим друзьям это нравилось, друзья начали огрызаться, а Марьсевна – опять бледнеть и задумываться.

И вот, после очередной разборки, под предлогом того, что Васечку надо готовить к выставке, Марьсевна перестала пускать своего лабра в собачье общество. Теперь они тоскливо маячили вдалеке, лишь изредка, после долгого осмотра местности, подходя к особо смирным собакам. Пользуясь моментом, она попыталась научить его ходить рядом и стоять в стойке, но вскоре поняла, что лучше всё-таки доверить это важное дело специалисту. Подробностей васиного обучения я не знаю, но поскольку они снова стали появляться на пустыре, Марьсевна вполне поверила в чудеса дрессировки. Однако Васечка тоже не дремал и сориентировался довольно быстро. Ему хватило ума сообразить, что Марьсевна - это не дрессировщик, наказывает она не так, чтобы ужасно, и вполне можно жить по-старому. «Ком цу мир» опять не работал! «Васечка же не дерётся, это они его дерут», - сокрушалась Марьсевна. В страшном горе она начала долгие и регулярные консультации с Васиным дрессировщиком по телефону.

И на очередной прогулке мы не поверили своим глазам: доставая из кармана лакомство, для Васи, наша Первая Леди невозмутимо вынула… пистолет! Рассказывая нам очередную историю, она рассеянно помахивала взблёскивающим при свете фонаря дулом. Народ слегка отстранился. Как же все обрадовались подошедшему за нямкой Васечке! Просто, как родному: Марьсевна, угостив пса, небрежно сунула пистолет в карман. Вдохновлённый всеобщим вниманием, толстый лабр сунулся к каждому широкой башкой и в восторге помчался догонять Эсмеральду. Описав круг, щуплая ловкая дворняжечка лихо проскочила между Марьсевной и фонарным столбом, но могучий Вася не смог совершить манёвр и с разгону врезался в столб! Раздался гулкий звон, но Марьсевна не успела испугаться: даже не заметив, что на его пути было препятствие, Васечка мчался дальше. Страшно подумать, что было бы, окажись на месте столба Марьсевна минутой раньше. Такая опасность не была ею предусмотрена…

Пистолет надолго стал предметом споров: настоящий он или газовый, чем стреляет, а главное - в кого собралась стрелять наша неутомимая амазонка? Большинство предполагало, что пистолет нужен для самообороны: по Москве опять поползли слухи о маньяках. Но мы не угадали. Всё оказалось очень просто. Видимо, доведённый до белого каления жалобами на васечкины убегания, дрессировщик в сердцах брякнул: «Ну, купите пистолет!» Он же не знал про специфическое чувство юмора…

Теперь Марьсевна пригласила другого опытного дрессировщика, но для надёжности выходит при всём вооружении: на шее свисток, в одном кармане – рогатка, в другом - баллончик, под мышкой - пистолет. Тяжело ей гулять, особенно в выходные: на поляне - собаки Васю обижают, в кустах - алкаши едят, на дороге – прохожие шляются, везде - фонари понатыканы, ну просто ужасы Голливуда. Мы вот гадаем, не появится ли однажды Васечка, запряжённый в пулемёт… Одна надежда -на долготерпение опытного дрессировщика. И его знание людей и собак…

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 11:49 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Наталья Громова, г. Москва

Параллельные Миры

Несусь на работу! Рядом спешат такие же сосредоточенные москвичи, поскальзываются, ругаются, смеются, обгоняют друг друга. Целая демонстрация к метро, рядом на проспекте еще плотнее толпятся машины. Мы хоть двигаемся, они вообще нет. Можно только посочувствовать. И я сочувствую, и обгоняю прохожих, и лавирую между ними, не хуже автомобиля в пробке, иногда вылетаю на полосу встречного движения, но почти всегда успеваю увернуться, и избежать столкновения. А рядом, вот прямо здесь под ногами кипит жизнь параллельного мира.
Дворняги столпились у палатки в ожидании открытия, но продавщица не в духе, и они разочарованно отходят. Вот где-то призывный лай. Кажется, один и из стаи заметил, что вывели гулять домашнего боксера, и тут же подхватываются все, (откуда они только берутся!), и, так же профессионально лавируя между ногами прохожих, бегут на свои собачьи разборки. Все, с боксером разобрались. Он, сохраняя лицо, пятится задом, за хозяином. А стая уже рассредоточивается по своим закуткам. На дороге остаются только близняшки. Зонарно-рыжие, напоминающие лайку и овчарку одновременно, и еще с десяток других пород. Две сучки и кобелек. Они принимают жалостливый вид, типа, «мы сами не местные», и очень виновато сидят в стороночке, опуская вниз наглые глазки. Ох, мы такие голодные, ребята, у вас ничего вкусненького нет? Может, все же есть? Не важно, что у меня задница поперек себя шире, не важно, что шея уже вросла в плечи. Ты что не видишь, КАК я голодаю? Ну дай, что тебе, жалко что ли, хвост почти у пуза, ты же видишь какая я несчастная! Я готова на все, я ползу к тебе….. Вот зараза! Не верит! Может с лицом что-то не так, не очень страдальческий вид, задницу мне не видно, обернуться не могу? Ну и ладно, других найдем!
Чуть в стороне лежит чепрачный, уже немолодой кобель. Типа местного авторитета и арбитра во всех спорах. Правда, он почти никогда, никуда не лезет. Так поприсутствовать, посмотреть, чего это вы здесь собрались, собственно? А, уже все решили, все хорошо, да? Ну, тогда я пошел, или вы хотите что-то сказать? Нет? Да и я, в общем-то, не настаиваю.
Он ведь уже старый, слегка облезлый и явно больной. Но его уважают все - и молодые кобели, и собаки постарше, и щенки, недавно появившиеся в стае. Удивительно! Кто у них здесь вожак? Может та черная нескладная сука, от которой и получились близнецы? Она спокойно может перейти любую дорогу, вовремя останавливаясь и пропуская машины. И даже вернуться и перевести через дорогу собак. Своих взрослых детей. Они без нее боятся и подойти к дороге, а с ней, смотрите-ка, уже несутся к соседнему бордюру! Ура, пронесло и на этот раз! За ними степенно шествует Черная. Машин поблизости нет, чего спешить?
Вообще интересно наблюдать, как они переходят дорогу, эти, из параллельного мира. Одни они обычно несутся, зажмурив глаза, или сиротливо стоят, поджав хвосты, и ждут когда же пойдут люди. И все равно до конца не могут угадать, когда же уже можно идти, а когда надо спокойно постоять. Впрочем, люди похоже тоже не всегда это умеют. Какая хитрая наука! А Черная спокойно переходит дорогу. И мне порой кажется, что в отличие от людей она смотрит на светофор. Во всяком случае, ее переход совпадает с зеленым светом гораздо чаще.
Вот вороны подбираются к черной лохматой, очень симпатичной во всех отношения суке, только что расположившейся перекусить в обществе своего щенка, свежевыпрошеной колбасой. Вороны сидят на заборе и потихоньку подбираются к еде. Одна отвлекает. Две другие заходят сбоку. Авторитет, чуть потянувшись, встает со своего места, и укладывается чуть ближе к черной лохматой. Вороны делают вид, что вовсе ничего такого в виду и не имели, и просто сидят втроем на заборе. А то что морды такие наглые…. Ну так они от рождения такие, и вообще мы собирались лететь отсюда.
Вороны - второй параллельный мир, еще одна цивилизация! А какой юмор, сколько ума и выдумки! Вот мелкий пекинес по парку гоняет ворон! Вороны вначале развлекаются, делая вид, что жутко боятся его, он наглеет все больше. Они же в полтора раза больше него, а как боятся - какой он смелый!
Вот воронам надоедает это дело, тем более, что пес уже порядочно отбежал от хозяйки и уже не в шутку разошелся, пытаясь цапнуть их за крыло. Они переглядываются между собой. «Что, поучим нахала?» Они просто переглядываются, а пес, уже поймав перемену их настроения, с визгом несется к хозяйке.
Мама, мама, там меня бить собираются! Да, я сам довыпендривался, ну и что? Я же не виноват, ну кровь взыграла! Это они - монстры!
Вороны делают вид, что их это не касается, и, едва человек обращает на них чуть больше внимания, чем это допустимо, отлетают в сторону и рассаживаются на нижних ветках.
Я начинаю занятие в парке, на дорожке. Вороны тут же занимают лучшие места на ветках, откуда все видно и при случае можно стибрить лакомство, если мы отойдем от «места» чуть подальше. Не вышло! Еще раз попробуем…. Не очень то и хотелось! Зато удовольствия сколько! Собака уже почти не реагирует на них, но когда они подлетают почти вплотную, поднимает на меня умоляющий взгляд. Э-э, нет, дорогая! Тебе-то как раз, как это ни противно, придется работать и не обращать внимания, на этих провокаторов, а моих невольных помощников в дрессировке. С ними веселее.
А вот теперь молодец! Гуляй! «Ну наконец-то!» - машет хвостом собака. И вороны с шумом срываются в воздух от радостно несущегося к ним лабрадора. Но они не обижаются. Игра есть игра, и стоит подозвать собаку, как они снова занимают места в партере.
Мы учим прыгать через барьер молодого ротвейлера. Ох, какую же ты себе задницу отъел, родной! Конечно, трудно с такой влезть на барьер, да еще если он почти полтора метра! А мне тебя туда запихивать каково? И тут я вижу любопытные глаза-бусины, почти рядом со мной. Они тут же испуганно замирают. Помешала? Ах, извините! Торопливое шуршание крыльев, и молодая любопытная ворона сидит на нижней ветке березы, продолжая интересоваться тем, что мы делаем. Увидев, что я не обращаю на нее внимания, она снова пересаживается на вертикальную планку барьера и смотрит, чем это мы занимаемся, почти заглядывая мне в лицо. Я боюсь ее спугнуть, хотя какое там, любопытство сильнее страха! Она еще совсем ребенок, и, наверное плохо кончит, если будет продолжать в том же духе.
Может, вы учитесь летать? Так я поделюсь, сама недавно училась! Нет, ребята, так у вас точно ничего не получится, он же вниз планирует, а надо вверх! Ротик тянется за вороненком, и вот он уже на той стороне барьера! Спасибо милая, выручила! Ворона ждет повтора, а я, кажется, уже не могу. Запускать в небо, в смысле на барьер толстого ротвейлера, который не хочет летать, в смысле прыгать - это вам не ….. Ого, зато ротик, кажется, понял, для чего все это делается, и задница как-то резко полегчала! Да здравствуют ротвейлеры, которые учатся летать!
Другой день, уже ближе к вечеру, зима, солнце садится, заливая снег жидким золотом. Борисовские пруды укутаны снежным покрывалом, деревья в инее, и тоже сверкают золотом в лучах закатного солнца. Я невольно дышу глубже, и слегка улыбаюсь, потому что так здорово вокруг! И собака у меня под цвет пейзажа! Палевый лабрик, гордо именующийся Ральф, но в обиходе просто Толстый. Он гарцует рядом, и никак не может взять в толк, почему это он должен идти, ведь ему хочется бегать. Но цепочка неумолима, инструктор, несмотря на хорошее настроение, легко может дать пинка за своеволие.
И тут я замечаю их. Они никуда, собственно, и не исчезали с того момента, как пытались спереть кусочки, разложенные специально для Толстого, что бы он не обращал на них внимания. Ему действительно не до кусочков, все его внимание принадлежит воронам! Причем моя задача усложняется тем, что их пятеро, а я одна! Дрессировка превращается в цирк для ворон. Не думаю, что им так уж нужно это печенье, дело принципа, зато Толстый так и понял, что я специально для его развлечения приманиваю ворон, а потом мы будем их пугать! Мне самой даже в голову бы не пришло таким образом отучать собаку от съестного, разбросанного на земле! Зато Ральф теперь на лакомство и не реагирует, он реагирует на ворон!
Тут я самым грубым образом вмешиваюсь в процесс. Перья, правда, не летят, клочки тоже, хотя стоило бы, зато все угомонились. Я думала, они улетели. Щас! Они все впятером прогуливаются за нами и четко поворачиваются направо, и налево, когда это делаем мы с Толстым. Этакий почетный эскорт, или конвой. Руки-крылья сложены за спиной, походка слегка вразвалочку. Кругом! Они на мгновение замирают как солдаты на плацу, и тут же расслабляются - я не собираюсь их гонять. Они стоят, три с одной стороны, две с другой, отдавая нам честь. Толстый делает равнодушное лицо, прям генерал на параде! И мы шествуем дальше: три за нами, две чуть дальше. Жалко, заснять некому!
Конец дня, темнеет, ворон не видать, они, наверное, уже где-нибудь спят. Пробка на проспекте, правда, в другую сторону. Демонстрация на сей раз в сторону жилых домов и магазинов. Утренней суеты уже нет. Иду в потоке, никого не обгоняю, строго по своей полосе. Пешеходы двигаются, машины, похоже, нет.
Народ не спеша идет домой, порой слегка нетрезвый, порой совсем не слегка. У каждого своя жизнь, и за ней целые миры, с некоторыми пересекаюсь и я, с кем-то с радостью, с кем-то нет.
Дворняги, дремлют в метро и рядом на люках. Попрошайничать уже лень. Лаять на других собак тоже. Так, для виду.
Щенки черной лохматой, уже изрядно подросшие, не то что зимой, играют с детьми в догонялки или в футбол, это с какой стороны посмотреть: дети считают что в футбол, а щенята норовят мяч заныкать и погрызть. Потом вмешиваются родители, и те и другие. Ну что ж значит надо расстаться, до завтра!

26.02.03.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 11:51 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Юлия Баева (helma) Украина, Донецк
Цейзар, р’ядом!!!

Когда я с собакой училась в школе обучения собак поиску наркотиков, народ был у нас изо всей Украины. Одним из обучающихся был представитель западного направления пограничных войск, венгр Бодя (Бодаш). С большим трудом Бодя говорил по-украински, русского практически не знал совсем! Правда, к окончанию учебы уже великолепно не только матерился по-русски, почти без акцента, но и кое-что не только научился понимать, но и сам говорить!
Так уж было решено, что занятия будут проводиться на русском языке. Пока шли подготовительные занятия для обучения собак поиску НВ, параллельно очень большое внимание уделялось отработке общего курса дрессировки. На учебу практически все съехались со своими личными собаками. Тут были немецкие овчарки, спаниели, ротвейлеры, доберманы. Бодя привез пса по имени Цезарь, которого гордо считал немецкой овчаркой! На самом же деле, если у Цезаря и были в родне немецкие овчарки, то не ближе, чем в третьем колене, причем, бабушка его была, не иначе, как дама очень легкого поведения! Это был пес размером действительно с немца, черно-подпалого окраса, с тонюсенькими лапками, узенькой грудкой и хвостом, напоминающим хвост ирландского сеттера!
Бодя очень старался! И пес, не смотря на свою несколько оригинальную для немецкой овчарки внешность, обладал просто сказочными рабочими качествами!
-Цейзар!!!! Р’ядом!!! - слышалось из раза в раз около территории нашей заставы или в лесу! Худо-бедно Цезарь овладел основами ОКД. Но в поиске НВ с ним сравниться могли очень мало собак! Обучение предусматривает, что собака, унюхав нужный запах должна своим поведением показать своему инструктору, что тут именно то, чего было поручено искать… Кто-то из собак царапает это место! Кто-то его облаивает. Очень удобно, когда она и лает, и царапает! Кто-то становится на задние лапы и машет передними! Все они в этот момент возбуждаются, начинают тяжело дышать, нервничать, ожидая от владельца в награду за найденное активной игры-борьбы за аппортировочный предмет, что для них является лучшим призом!
Цезарь несколько по другому давал знать, что в этой конкретной сумке, чемодане или ящике самое то, что нужно! Он МОМЕНТАЛЬНО брал под охрану искомую вещь от ВСЕХ, включая своего хозяина Бодю! Бодя же, повинуясь приказу собаку поощрять аппортировочным предметом, а как известно, в армии приказы не обсуждаются, пытался совать разъяренному псу в рожу какие-то мячики или палочки, которыми тот был весьма не прочь поиграть, если рядом не пахло НВ. Соответственно, все руки и ноги у Боди были постоянно обновляющихся ссадинах и дырках от зубов талантливо работающего «ЦеЙзарА». Грыз Цезарь не только Бодины конечности, но и те предметы, в которых были укрыты НВ. И, если Бодины покусанные ноги и руки должны были тревожить только самого Бодю, то надежно и быстро приходящий в негодность инвентарь очень даже тревожили начальника нашей заставы. Он, недолго думая, решает для того, чтобы сломать выработавшийся у собаки динамический стереотип, что-то в этой ситуации применить, из ряда вон выходящее, чтобы устранить нежелательное поведение собаки. И он дает команду перед пуском собаки на поиск, надеть на нее намордник…
Вы когда-нибудь видели, как ведет себя собака, на которую намордник надели первый раз в жизни!? Она скачет, как конь педальный и пытается содрать его с себя передними лапами! Цезарь не был очень уж оригинальным и начал “хороводиться” с намордником, но в этот момент Бодя подал ему команду: “ИЩИ!”- которая для Цезаря значила ВСЕ! Он моментально забыл о том, что морда его почему-то попала в “портативную тюрьму” и рванул мимо ряда сумок и чемоданов, уткнув нос почти к земле! И…. ВОТ ОНО!!!! ЗДЕСЬ!!! Жутко рявкая, свирепо поглядывая посиневшими глазками на всех окружающих, Цезарь с размаху попытался схватить зубами угол чемодана, из которого доносился нужный запах!!!!
Ха… А морда – то была в наморднике!!! И он грохнулся им об угол чемодана… Потом еще раз… Потом еще… Потом сел, совершенно озадаченный… Посмотрел на добычу… И решил, что если он не может привычным способом объяснить всем окружающим, что его добыча, это только ЕГО добыча, на которую не то что посторонние, но даже его владелец претендовать не в праве, то можно это сделать несколько по другому!:)))))) Цезарь встает, поворачивается бочком, поднимает заднюю лапу и……!
Наш дикий хохот перекрыл, пожалуй, маты нашего начальника, нежно заботящегося о сохранности инвентаря! Ведь на заставе большей частью на обучении находились именно кобели! И не надо быть уж очень дальновидным, чтобы определить дальнейшую последовательность их действий! ЦеЙзарА было велено НЕМЕДЛЕННО поставить в вольер и, как минимум, неделю не брать на занятия вообще, чтобы не закрепить еще один совершенно нежелательный динамический стереотип поведения. Бодя, жутко ворча и ругаясь себе под нос ВЕСЬ день качественно настирывал всевозможными моющими и чистящими средствами многострадальный чемодан, который впоследствии иначе, как БОДИН, не назывался!
А Цезарь великолепно сдал выпускные экзамены, лихо обнаружив НВ и в багаже, и на ж/д транспорте, и на автомобильном. И уехал нести свою нужную и нелегкую службу вместе со своим владельцем на одно из подразделений Пограничных Войск Украины.

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс янв 20, 2013 11:55 pm 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Юлия Баева (helma). Украина, г. Донецк

Летчик Байрам и его боксер


Не первый год дрессирую собак своих и чужих… И иногда встречаются крайне смешные вещи… Просто-таки ляпы! Когда вспоминаем их с друзьями, всегда смеемся! Может, это не только нам интересно!?

Одно время к нам в аэропорт летал рейс Гянджа – Донецк (из Азербайджана). Членов экипажа прилетало семеро, и один из них был летчик по имени Байрам, естественно, не помню его фамилию… Сам он был из Баку, где жил в частном секторе, имея подростка – боксера и курочек…

И вот этот самый Байрам, увидев спокойную и уверенную в себе мою Линду, проникся ко мне неограниченным уважением и доверием и тут же решил воспользоваться случаем и получить «на шару, сэр» несколько бесплатных и профессиональных рекомендаций, касающихся дрессировки собак! Уж эта мне кавказская предприимчивость!!!!
Итак, приступим! (Реплики Байрама для полноты картины рекомендую читать с кавказским акцентом!

- Слюшай, дАрАгая! Живу в Баку, пес живет на улице – у нас ведь холодно не бывает! Все хАрАшо!!! НО….. Ставит лапы на всех! Иду я, весь такой красивый, чтобы лететь в рейс, а он!!!! Грязными лапами!!!! Дарагая!!! Что делааааааать, аааааааааа!?
- Ну, что делать, что делать!? Работать надо с собачкой!
- Дорогая! Давай я тебе его привезу, заплачу, потом заберу!!!

Долго и нудно объясняю, что не имею морального права слупить с него деньги ни за что! Не хочет понимать! Не верит, что я из благих намерений отказываюсь!
- Пойми, Байрам! От того, что твой боксик будет слушаться меня безоговорочно, толку-то для тебя будет чуть! Чтобы пес тебя слушался, надо, чтобы ты с ним сам занимался!!!!
Объясняю ему, как можно научить собаку не ставить лапы! (Сейчас в меня опять начнут швырять камни приверженцы теории положительных подкреплений, но поскольку я люблю БЕЗОТКАЗНУЮ работу собак в любых условиях, а не только в тех случаях, когда я, может быть, буду более сильным раздражителем для собаки, чем остальные обстановочные раздражители…)
1. В момент, когда собака ставит на тебя лапы, пнуть ее коленом в грудак и хвалить при этом, чтобы собака поняла, что ты к ней хорошо относишься, бояться тебя не надо, а колено шибает в грудь как бы само по себе, и потому прыгать на хозяина не стоит….
2. Технология та же… Но слегка наступить псине на задние лапы!
3. То же, но сжать руками пальцы передних лап.

И продолжать хвалить во всех случаях!!!!
- Понял, Байрам!?
- Поняяяяял…. (задумчиво)

Проходит пару недель, мы вновь встречаемся в аэропорту и Байрам едва мне на шею не бросается!!!!!
- ДарАгАя!!!!!! Спасибо большое!!!! Получилось!!! Все получилось! Откуда знала, как надо, что бы все получилось!????……… А теперь мне, знаешь в чем помоги!???? Как сделать так, чтобы он кур не убивал!?????? Что делааааааааать!?

?????????Вот так вот! С места в карьер!
- Ну, давай сделаем так, Байрам! Надо спровоцировать его на это самое убийство! Внимательно следить за ним из укрытия, и как только он эту подлость сотворит, сразу же показать ему, что расплата неотвратима! Убитой курицей надо жестко настучать ему по ушам, жутко при этом ругаясь голосом разъяренного вожака стаи. К этому моменту подготовить ту же метательную цепочку (о которой я уже не однажды рассказывала) и несколько раз перетянуть его в «воспитательный момент» еще этой цепочкой. Через некоторое время спровоцировать ситуацию еще раз! Держа ситуацию под контролем, естественно! И когда пес только направится в сторону «птички», молча, но яростно шваркнуть из укрытия ею в собаку! Это должно его остановить! Молчать нужно для того, чтобы пес понял, что нельзя жрать птиц не только в присутствие хозяина, но и без него это не менее опасно!!! Если это его не остановит, тогда уж вмешаться, но, как правило, этого не требуется! Потом просто повесить цепь на загородке курятника… Может, провести «терапию» два-три раза. Но эффект не замедлит нарисоваться!!!

Улетел Байрам. Через время снова бросается мне на шею!
- ПОДЕЙСТВОВАЛОООО!

А потом жалуется мне на сложившуюся ситуацию, вызвавшую в дальнейшем, пожалуй, самый интересный дрессировочный ляп в моей практике!!!!!! (Небезопасный для здоровья собаки!!!)

- Послушай, дАрАгАя!!!!!! Пес хотел поставить лапы на дочку, она пнула его коленом, а он ее едва не укусил!!! Что делаааааааать!?

- Гм… Смотри внимательно, вот так складываешь пальцы в кулак и костяшками пальцев пусть дочка вмажет ему в этот момент с рявком «НЕЛЬЗЯ!!!» по кончику носа или чуть выше! Ниже глаз она ему ничего не повредит, но при нормальном ударе у собаки даже слезы из глаз появляются! И собака сразу понимает, кто прав и кто не прав! И понимает, кому на какой ступени иерархической лестницы место! Понял!? Ниже глаз ничего не повредит!…………..

Еще через несколько недель я опять попадаю на службу в день, когда по расписанию был рейс из Гянджи… Только-только подогнали трап к ТУ-134 и успели выйти немногочисленные пассажиры, как в проеме люка появился Байрам и начал митинговать:
- ЧТО ПОСОВЕТОВАЛА!???????? Чуть не убил собаку!!!!!!!!!!!!
- ????????? Рассказывай!
- Ты же сказала: «Только не по глазам! В другом месте ничего не повредишь!»!!!!!!! Когда он в следующий раз попытался оскалиться на дочь, я взял черенок от лопаты и КАААААААК …..нул его им по хребту!!! Пес упал на спину, да!? Дергаться начал, да!?? Изо рта пена, да!??? Глаза закатил, да!???? ЧТО ПОСОВЕТОВАЛА, ДАААА!???

….Мой напарник, бывший в тот день со мной в наряде, выскочил из самолета от хохота на трап, дабы не раздражать столь неуместным в данной печальной ситуации смехом летчика Байрама… Я на какой-то момент забыла, как выдыхать воздух, только вдыхала его в себя…, представив бедного пса, которого едва не зашибли до смерти палкой по хребту «ниже глаз»….

Надо сказать, что пес больше никогда не пытался рыкнуть на дочь летчика! Таки подействовало!
А я с этого момента на своей морде лица костяшками пальцев правой руки, сложенной в кулак показываю от глаз до кончика носа, где конкретно это самое «ниже глаз ничего не повредишь»!

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пн янв 21, 2013 12:00 am 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Юлия Баева (helma), Украина, г. Донецк

Как однажды "метательная" цепочка спасла меня от разъяренного "француза"!


Продолжая тему применения "метательной" цепочки, сегодня вспомнился один наисмешнейший случай...
Прошлой весной бегу на очередную дрессировку, жутко торопясь и спотыкаясь от этого, вся на своей волне, обдумывая план предстоящего занятия. Пересекаю соседний двор, вижу впереди себя бомжеского вида старуху с француженкой, которая выглядит не лучше бабки, отмечаю для себя, что эту колоритную парочку я ни разу в нашем районе не видела, но мало ли!? Может, переехали недавно!...
Одета я была в довольно легкую курточку, но поскольку я мерзлячка жуткая, то с детства помню моей мамочкой внушенную истину:
- Чтобы не замерзнуть, ноги должны быть в тепле!!!
Потому на мне были довольно высокие кроссовки, надетые на теплый шерстяной носок, слегка длинновастые джинсы, которые по причине отсутствия свободного времени были не укорочены и подшиты, как это могло бы быть у путной хозяйки, к которым я себя не отношу, а просто загнуты внутрь... Я почему так подробненько расписываю свой гардеробчик...
Бегу это я дальше, руки в карманах, правой рукой автоматически сжимаю в кулаке ту самую "метательную" цепочку, без которой не хожу ни на одно занятие. Пробегаю мимо старухи и собаки, скользнув по ним взглядом, и уже когда они оказываются у меня за спиной, едва не падаю, от того, что, как мне показалось, я обо что-то споткнулась...
Не фига подобного! Сзади, крепко вцепившись в задник башмака, меня пытается "обезвредить" оскаленная, приплюснутая, с виду безобидная француженковская рожа!!! Причем, она не просто меня держит! Она пытается порвать меня, как Тузик тряпку!!! И если бы не высокие задники кроссовок, теплый носок и двойная джинсовая крепкая ткань, я думаю, у нее бы это неплохо получилось! Причем сделала она это без всякого объявления войны!!!
Прежде, чем я успела осмыслить ситуацию, и чего-то придумать, руки выполнили давно отработанное движение! Как обычно, когда моя собака или собака, которую я дрессирую, пытается сделать или уже делает чего-то непотребное, я моментально швыряю в направлении ее цепочку... Я постоянно ношу ее в кармане, см 40-50 алюминиевой цепочки, совершенно не тяжелой, но хорошо звенящей... Травмировать собаку ею практически невозможно, но психологический эффект она создает потрясающий! И вот я, значит, выхватываю из кармана цепочку и швыряю в француженку... Обычно я стараюсь это делать так, чтобы собака не видела, откуда на нее свалилась эта кара небесная, для того, чтобы запрет на нежелательное поведение или действие исходил не от владельца собаки, а как бы сам по себе, чтобы собака не делала, того, что Вам не нравится не только в Ваше пристутствие, но не хотела этого делать в любом случае! Но тут был тот самый случай, когда не только можно было, но и нужно показать, кто тут вообще чего стоит! И потому, одновременно с броском, я чего-то стррррашное прорычала достаточно грубо, типа:
- Да я тебе щаааааззз!!!
Цепочка, брошенная мастерским снайперским броском, не просто попала в француженку, жутко звеня и только тем самым наводя ужас на бедное животное, которое уже не радо было, что со мной связалось... Она еще упала на спину собаки четко своей серединой! И испугавшаяся девка, поняв, что недооценила противника в моем лице, решила спасаться бегством, а учитывая ее невысокий рост, методом простых арифметических вычислений, вы можете прийти к выводу, что в этом случае, концы этой цепочки тянулись по земле!!! И вот представьте себе состояние француженки!!! Только она хотела поохранять разрабатываемые ее хозяйкой залежи мусора и свести со мной счеты, как с возможным претендентом на их долю, как выясняется, что, во-первых, она не на того нарвалась, во-вторых, в нее летит какая-то ужасная и звенящая гадость, в-третьих, несостоявшаяся жертва рычит просто-таки по взрослому, как вожак стаи, и мало того!!! В-четвертых, эта летающая и пугающая мерзость шваркнулась на спину, свесилась с нее, и чем быстрее собака пытается улепетнуть от ответственности, тем громче гремит о землю и асфальт цепь!!! Растерявшаяся от такого вероломства француженка решила восполнить недостаток отваги горлом и, увеличив скорость улепетывания до максимально возможной, стала орать, как потерпевшая, призывая свою бабку на помощь дискриминируемым французам!
Я терпеливо и молча стояла и ждала, когда собачонка остановится, т.к. дарить ей свое орудие возмездия я не собиралась, и потому хотела, как можно вернуть его себе... Тут подлетает ко мне старушка... И если собака напала на меня молча, то, в отличие от нее, ее хозяйка включила пожарную сирену еще метрах в пяти от меня!!! Выставив грозно вперед указательный палец правой руки и совершая этой самой правой рукой эдакие поступательные движения, бабуля по нарастающей стала вопить:
- Ты!
- Тыы!!
- Тыыы!!!
- Тыыыы!!!
Смотрю, она до-тыкалась уже почти до моего лица, и мне уже впору кричать во все горло:
- ХУЛИГАНЫ ЗРЕНИЯ ЛИШАААААЮЮЮЮЮТ!!!!
Потому как еще пару "тыков" и я могла бы запросто остаться без глаза... Чувствую, что еще несколько секунд, и ситуация окончательно выйдет из-под моего контроля, потому решаю во избежание несчастных случаев с военнослужащими во вне служебное время предпринять в отношении старухи нечто подобное примененной цепочки в отношении ее собаки!!! Аккуратненько беру ее за указательный пальчик, отвожу его в ее сторону, то бишь в обратную сторону привычному ему положению и мягко, корректно и спокойно, с добрейшей улыбкой на лице, на которую я только была способна в сложившейся ситуации, говорю:
- Простите меня великодушно!!! Я СТРАШНО люблю собак! В частности французских бульдогов... Вся моя беда в том, что я страшно не люблю, когда собаки меня кусают, а еще больше я не люблю, когда мне пытаются глазик вынять! Потому Вы, мамаша, сейчас быстренько-быстренько заберете свою плешивую собачку и уберетесь с этой территории! И не дай Бог, я вас обеих еще раз здесь увижу!
К этому моменту собака, решившая с перепугу упасть на землю и сдаться на милость невесть откуда взявшемуся звенящему врагу, наконец цепочку уронила, бабка бегом схватила собачонку в охапку и спешно ретировалась в неизвестном направлении.
Конфликт был урегулирован мирным путем ко всеобщему удовольствию всех участвующих сторон! И я продолжила бег в заданном направлении!!!

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пн янв 21, 2013 12:02 am 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Юлия Баева (helma). Украина, г.Донецк
Как мы боролись с чрезмерной общительностью...

Как правило, всех своих собак еще в щенячьем возрасте с помощью метательной цепочки отучаю "грязно домахиваться" к прохожим... Два-три броска в сторону собачонки, направившейся в ту сторону, которая тебя не устраивает, будь то прохожий, другая собака или заманчивая косточка, с немедленным наинежнейшим прикудахтыванием типа: "Ко мнеееее, моя птичка! Какие все сволочи вокруг, одна я - твоя мамочка, достойна доверия, а остальныыыыыееееее..... Не-го-дя-иииии!!!!" - и собака очень быстро начинает тебе верить, что так оно и есть на самом деле! И в будущем никаких проблем не возникает! Несанкционированных и могущих оказаться опасными контактов практически не происходит, а это весьма немаловажно...
Так вот о чрезмерной общительности... Почти два месяца у меня живет такса Шпикачка - мое последнее приобретение. Последнее во всех смыслах! Она появилась последней из всех - во-первых, во-вторых, семь - это счастливое число и потому именно на этом количестве собак у меня дома я решила остановиться... Пока... По крайней мере...
И так как Шпикачка попала ко мне уже в годовалом возрасте, естественно, каких-то моих требований, предъявляемых ко всем остальным моим собакам, она выполнить просто не могла не потому, что она была плохая или глупая... Просто я ее этому еще не учила!
Потому как аж до места выгула я свою свору веду организованно, слева без поводков, по команде рядом н.о. Линда, дог Хельма, бернский зенненхунд Рута, справа на сворке необразованные тетки: Шпикачка, щеняка спаниеля Джинджер, спаниеля Вакса и дворянской породы Асенька, и отпускаю их там, где их количество не может никого довести до предынфарктного состояния, то и проблема со Шпикачкиной общительностью особо остро не стояла... Но решение ее назревало и назревало...
Как-то днем, по весьма сокращенной программе вывожу всех гулять за гаражи на железнодорожную ветку, где окромя нас живых не водится, усаживаю больших, отстегиваю мелких, даю всем команду "Гуляй", народ выдвинулся решать свои писо-какательные проблемы, а Шпикса с жутким гааааавом, с изогнутым саблевидным хвостом улетела по колее в направлении ворот какой-то базы, где она издали узрела двух мужчин, которые разводили там костер под бочкой со смолой... Облаяв их для приличия по полной программе, эта ооооочень общительная девочка начала прыгать на них, падать перед ними на спину и, писаясь от счастья, исполнять "танец живота"... Мои призывы быть разумной и вернуться "в зад" услышанны не были...
- Шпикса! Ко мне!
...
- Шпикачка! Моя девочка! Коооо мнеее!
...Гм... Щаааз же...
- Шпикса! Я кому сказала...
...Уже давно прошли две секунды, в которые я должна была на нее воздействовать... Уже были поданы три команды вместо одной... Реакции НОЛЬ!!! Пришлось усаживать больших теток и идти забирать хамку самой... Она, ни грамма не смущаясь, продолжает грязно домогаться чужих мужиков, полностью игнорируя меня... Подошла, взяла за ошейник, вытрепала хорошенько, жутко рррррыча и ругаясь... Дала хорошего пенделя напоследок и увела обратно... Мужики дружно кричали мне, что я неправа... Что собак я воспитывать не умею, и вообще... Дрессируют их не так... Я только мило улыбалась, и пообещала, что, как только у меня появится немного свободного времени и свободных денег, я обязательно обращусь именно к ним за консультацией на предмет повышения образованности в области воспитания собак!

Момент второй... Декорации и действующие лица - те же! Правда, количество мужиков несколько увеличилось... И если тогда Шпикачка просто удрала общаться, то в этот раз свободного времени для длительного полноценного выгула моих собак у меня было более, чем достаточно... И я просто веду свою стаю гулять именно по этому маршруту... Мужики уже не разжигают костер, а "соображают". Сидят около тех же ворот на пригорочке, между ними газетка, вроде как импровизированная скатерть-самобранка, и на ней, все, чего необходимо настоящим "знатокам" дрессировки чужих собак для полного счастья: початая бутылка водки, открытая банка кильки, большущими кусками нашматованное сало и куски черного хлеба. Завидев старых знакомых, Шпикса радостно завиляла хвостом... Предвидя возможные последствия я хотела ее одернуть по-взролому... Но... Грешна... Честно признаюсь... Решила мужиков-то проучить!:))))))) Потому нежнейшим голосом ей говорю:
- Шпикса, не стоит делать этого!
Фраза абсолютно незнакомого для собаки содержания, сказана весело и ласково, псина решает, что сегодня как раз и можно продолжить ранее начатое знакомство! Изгинает хвост и как моторная лодка прет в сторону мужиков! ...И в сторону из "самобранки"! Водка укатывается с пригорка первой... Под жуткие, преимущественно взятые не из толкового словаря, выражения!:)))) Шпикса рааааадостно продолжает извиваться на спине, писаясь от счастья, что уж сегодня ее появление вызвало у окружающий если не самый несравненный фуррор, то очень к нему приближающийся... Попутно подлизывая кильку из банки, и пытаясь вопхнуть в себя кусок сала...
Я так робко интересуюсь у мужиков:
-Мальчики, может мне стоит ее забрать, применяя преждние меры воздействия, или вы мне сегодня расскажете более подробно, как там, с вашей точки зрения, надо воспитывать собак!?...
Фильтруя словосочетания, взятые преимущественно из ненормативной лексики, я с большим трудом понимаю, что с данного конкретного момента они начинают вполне уважительно относиться к моим методам воспитания и потому весьма не против, чтобы я присовокупила Шпикачку к уже имеющимся у мне представителям собачьего мира женского полу... Шпиксу опять пришлось изымать за ошейник, т.к. в раж она вошла настолько, что не слышала меня совершенно!

Момент третий. И последний, доказавший мне, что пора более решительно понижать уровень общительности у любимой моей таксы...
Как-то Рута выпросилась у меня гулять вне графика, т.к. слегка перекушала, а впрочем, как всегда... Выводя ее гулять, взяла с собой Джерику, которая в силу возраста еще запросто может напачкать дома, потому ей лишняя прогулка совершенно не повредит, и Шпикачку, которая в силу возраста уже пачкать в доме не должна, но в силу коллективизма нередко присоединяется к Джерике...
Выходим мы во двор и тут идет семья. Мама и двухлетний ее сынишка, у которых дома живет взрослая сука дога. Потому дитенок собак совершенно не боится, и я, зная об этом, не предпринимаю никаких мер, чтобы не допустить контакта... Даю Руте команду "гуляй" и она уносится в указанном направлении решать свою проблему, а сама остаюсь на месте... Шпикса, увидев жертву, мигом забыла, что для начала надо бы сделать то, заради чего тебя вывели, и опять же, полностью игнорируя мои вопли голодного пеликана, несется ОБЩАТЬСЯ!!! Прыгать она всегда была горазда... Прыгнув в этот раз на малышонка, она толкает его в плечи, успев лизнуть в нос, отчего тот падает на попу и начинает радостно лопотать, что собачка его поцеловала...
А теперь представим на минуточку, что на его месте был бы ребятенок, не просто не имеющий дома собак, а их отчаянно боящийся... И представим другую маму....

Я поняла... Время пришло... И хотя сердце обливалось кровью, я понимала, что если я не сделаю этого, то в один прекрасный момент могу потерять свою таксу... Если ее не просто кто-то мог бы украсть, в лучшем случае, то пристрелить за напуганного ребенка, в худшем... И если мои призывы, лакомство, подергивание длинным поводком за ошейничек и броски цепочки эффекта не дают, надо принимать более кардинальные меры...
Поставила задачу перед сыном, чтобы он собрал максимальное количество своих друзей. Проинструктировала их тщательно, составила план местности и маршрут передвижений, раздала "инвентарь", ознакомила с рекомендуемым текстом реплик, сверила часы и, дождавшись договоренного времени, отправилась на прогулку с одной Шпикачкой...
Выходим за угол дома, навстречу идет Тошкин друг, приседает и лаааасково и ехидненько так говорит:
-Какааааая собачка!!!
Я командую Шпиксе:
- Нельзя!!! Вернись!!!
Ага!!!!!! Щааааазже! ОООбщатьсяяяяяя! Шпикса добегает до мальчишки, и тот абсолютно вероломно, с ее точки зрения, перетягивает ее лозиной по спине... А я ее ровным и совершенно не сердитым голосом продолжаю звать к себе... И когда она подбегает, активно ее ласкаю, глажу, приговаривая, что вокруг оооодни сволочи...
Идем дальше... Доходим до той самой железнодорожной колеи... Из-за гаража нам навстречу выходит девчонка и лаааааасково и ехидно зовет Шпикачку:
- Мооооооя девочка! Иди сюда!!!!
О целеустремленности такс знают все... Я восхищаюсь ею в тот момент, когда безуспешно пытаюсь дозваться Шпиксу, которая опять же летит навстречу своей судьбе ооообщатьсяяяя!
Подбегает, и получает хоооооороший удар пустой пластиковой бутылкой... В этот раз она разворачивается в мою сторону еще до того, как я начала ее звать... Подбежав, получает заслуженных сочувствий и соболезнований в полном объеме:
- Моя красавица! Убили! Сволочи! Разве так можно вести себя с собакой!?

Не буду испытывать нежную нервную систему уже начинающих бурно возмущаться любителей других методов воспитания животных. Скажу только, что ей перепало лозиной, связкой ключей и бутылкой еще раз пять... Таки же такса... Таки же настойчивая...
Принести какой-то непоправимый вред ее здоровью хлопки лозиной или пустой бутылкой не могли... Но ожидаемый психологический эффект произвели... Уже несколько дней собака проходит мимо всех окружающих совершенно безразлично, на провокации не ведется. Только услышав мое "Ко мне" или "Шпиииикса" тут же несется в нужном направлении... Чего я и добивалась. Учитывая ее породную настырность и целеустремленность, я не исключаю возможности повторных уроков, но хочу надеяться, что все было сделано правильно и потому окончательно...

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пн янв 21, 2013 12:04 am 

Зарегистрирован: Ср дек 19, 2012 12:11 am
Сообщения: 605
Откуда: Москва, Моск. область
Баева Юлия (helma). Украина, г. Донецк
Как мы боролись с любовью к жвачкам…


И опять у нас попала Шпикачка… Как кур во щи…
Это животное меньше всего похоже на выгуле на собаку, больше она напоминает сверло электродрели, всверливающееся в деревяшку…. Она вполне позывиста, после некоторых усилий с моей стороны вполне управляема, но после команды "гуляй" я в редких случаях успеваю углядеть ее пятки! Шмыга еще та!!! Тем паче, что большую часть дня на предмет неистребимой писючести и какучести ей приходится дома проводить на цепи, потому на выгуле она отрывается по полной программе, таким образом компенсируя свой малоподвижный в квартирных условиях образ жизни!
Надо сказать, что Шпикса довольно спокойно относится к чему-то съедобному, встречающемуся у нее на пути на выгуле, пара бросков метательной цепочки научили ее быть более-менее разборчивой в этом плане. Вот выкачаться в оставленных "следах человека" или в прошлом году выброшенной голове рыбы - это дело святое! Ну, должны же быть у нее в конце концов хоть какие-то слабости и недостатки!???
Но в позавчера Шпикачка нашла жеванную-пережеванную, неизвестно когда и кем выплюнутую жвачку… Мама дорогая!!! Унюхав ЭТООООООО она отошла… Покосилась в мою сторону… Оценив мою позицию, как ничем не угрожающую, подошла еще раз, опять понюхала, бросив еще взгляд в мою сторону, быстро-быстро защекала эту гадость и побежала в сторону с явно читающимися подлыми мыслями на морде ее лица о том, как провести меня и усыпить мою бдительность:
-А я чЁ!? Я - ничЁ!!! Другие - вооооон чЁ!!!!!! И то - ничЁ!
И тихонечко-тихонечко потрусила за угол гаража, где спряталась от меня, остановилась и начала с ааааппетитнейшим причмокиванием кноцать жвачкой!!!
Я вам не могу передать словами своего состоянияяя!!! Таки условные рефлексы свойственны не только собакам, но и их владельцам тоже… КАК мне хотелось выдрать у нее эту дрянь изо рта вместе с зубами, меня просто раздирало на фашистский знак от желания НЕМЕДЛЕННО пресечь подобное самоуправство и нарушение каких-либо правил поведения на улице…Но! Моей силе воли может позавидовать любой и каждый! Сцепив зубы, я сдержалась! Я не сказала ни слова! Я не сделала ни одного движения!!! Я дала этой пройдохе дожрать эту дрянь и своим "отмороженным" видом убедила ее в том, что я ничего не заметила!
Но в душе я уже составляла подробнейший план возмездия! Я уже почти придумала, как мне раз и навсегда разделаться со столь неподходящим объектом любви для таксинской души!
Привела их домой, занялась своими делами. Чуть попозже специально вышла в ларек, расположенный около нашего дома. Ввела в шоковое состояние продавца, с готовностью высунувшегося из окошка и с улыбкой произнесшего:
-"Добрый Шубин"!?
Это моя любимая марка донецкого пива завода "Сармат". По реакции продавца на мое приближение, я думаю, вы уже догадались, ЧТО чаще всего мной покупается в его киоске, но в этот раз я была неумолима, и со сжатыми зубами, скрипящими от еще не утихшей ярости, я почти прорычала ему:
- ЖВАЧКУ!
- Какую!? - робко прошептал он, сникая под моим яростным взглядом….
- ЛЮБУЮ!!!
Парень, растерявшийся от столь внезапной моей неразборчивости при выборе столь важного стратегического продукта, протянул мне толстенную дрянь в фольге, не успев даже рассмотреть ее название, я быстренько ее расЧепятала и отправила ее по прямому назначению - ЖЕВАТЬ! Изжевав ее до степени пластилина, вытащила изо рта, хорошенечко разлепенила ее пальцами, придав форму блинчика, и на самую середину этой лепешки высыпала заранее подготовленную, заботливо растлоченую таблетку левомицетина… Ежели кто не пробовал, рекомендую поверить на слово - ДРЯНЬ редкая! Оооочень горькая…
Плотненько слепив краешки жвачного блинчика, я изобразила из него эдакий вареничек с левомицетиновой начиночкой… Вернулась на обычное наше место сокращенного выгула и заботливо и тщательно прилепенила заготовочку к железнододрожной рельсе, где-то как раз на уровне таксиной морды, чтобы уж точно она мимо нее не прошла! И с чувством исполненного долга отправилась домой…
Когда подошло время очередного выгула, опять повела всю стаю именно в это место. И по поведению моей "сардельки" сразу поняла, что мои труды не пропадут даром, а будут достойнейшим образом вознаграждены!… Именно так все и вышло! По заранее составленному мной сценарию! Оглядевшись по сторонам, зафиксировав "отсутствующее выражение" маминого лица, такса как будто бы невзначай смахнула с рельсы прилепленную жвачку и защекав ее, побежала с нею ныкаться, спасаясь от неминуемого маминого гнева…
Не прошло и минуты, как Шпикачка вылетела из-за угла гаража с выпученными глазами, с пеной у рта, безостановочно и быстро-быстро кноцая жвачку зубами, чем только плотнее ее к зубам прилепливала и тем больше разжевывала премерзейший на вкус левомицетин! Она подлететла ко мне, всем своим видом крича: "SOS!!!!!!!!!!" Но ведь я, как вы помните, по сценарию была вообще не при делах и, во-первых, ничего не видела, во-вторых, не имела к этому никакого отношения!
- Что!? Моя девочка!? Гуляй! Иди писай и какай!
Нежнее голос у меня бывал редко!…Быстро поняв, что у странно недогадливой сегодня мамы помощи просить бесперспективно, собачонка решила бороться со внезапной напастью своими средствами! Всеми силами она пыталась языком вытолкнуть изо рта эту отраву! У меня не хватает слов, чтобы описать гримасы, на которые оказалась способна морда ее кноцающего, пытающегося избавиться от жвачки, лица! Она терлась мордой о траву! Она падала на спину и качалась на ней, лапами в этот момент растирая морду! Остальные собаки собрались вокруг нее, заинтересованно поглядывая на меня, дескать:
- Не фига себе ее колбасит!!! Ма!!!! Ты видела!???
-Видела-видела… Нагулялись, девочки!? Тогда домой!
Цепляю на сворку всех мелких, включая офонаревшую Шпикачку, даю команду "рядом" большим, и двигаюсь с ними в сторону нашего двора! Вся эта процессия сопровождается жутким чмоканьем, кноцанием и отплевыванием таксы… Но я же НИЧЕГО не вижу!!!! Потому никак не это не обращаю внимание!)))) Привела девок домой, воды сознательно Шпиксе не дала в целях закрепления эффекта, мало того, тут же прицепила на цепь, потому как, увлекшись в начале охотой за жвачкой, а потом войной против нее, животное совершенно забыло сходить в туалет по большому… Но, кто ей тут виноват в этом!? Надо на выгуле заниматься более подходящими делами… А в квартире этого делать совершенно незачем!

Еще минут сорок моя бедная такса проплевывалась… Изгвоздала в слюну и пену всю свою ковровую дорожку на месте, даже пыталась чуточку порыгать! Вчера и сегодня Шпикачка обходит все заботливо расставленные мною ловушки со скоростью, значительно превышающей ее обычную, приближающуюся к сверхзвуковой!

_________________
Учение - изучение правил.
Опыт - изучение исключений


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Новая темаОтветить Страница 1 из 4   [ Сообщений: 50 ]
На страницу 1, 2, 3, 4  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Powered by phpBB © 2000 - 2011 phpBB Group
Style by Gamexe.net | localization WebSok.Ru